Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:16 

выговорилась чтобы

Все реки текут...
Когда ты смотришь на дождь из окна 14 этажа, он кажется тебе вселенским потопом, ничуть не меньше. Деревья корежатся, перегибаются пополам, кланяются до земли, плачут, умываются, воют. Это стена самоочищения какая-то, потому что ровно через 10 минут этого безумия - ты совершенно новый человек. Раз, и другая Ира. Два и она решает менятся дальше. Хорошо что сегодня я не записалась к парикмахеру как хотела, а пошла только на маникюр, иначе погода решила бы все за мастера и я была бы а-ля "дайте мне метлу, можно без моторчика, я на батарейках"... И я-таки на батарейках - я с ходу перевожу папе фильм про припрессовку, хотя уже лет пять синхронным не занималась и не планирую... Апдейчу мамин ноут, хотя обычно этим занимается муж, а я - принеси, подай и вообще думла, что в этом не шарю. Конвертирую аудиокнижки для айпода, конвертирую музыку из лослес в мп3 потому, что никого не допросишься, сижу на диете и так к ней привыкла, что кажется буду питаться так и дальше... А вообще фигня это все, конечно. ПОтому, что за правила ДД, ты, Ира, так и не села ни разу. Потому, что греческий открыла два раза и тут же закрыла. Потому, что борщ зеленый так и не сварила и цветок так и не пересадила. И вообще ты - лентяйка и... лентяйка. Фу, на тебя.

@настроение: скачет

@темы: филингс

01:08 

не проси того, чего не хотел бы однажды получить

Все реки текут...
Позвонить спустя 10 лет в дом, где я не живу те самые 10 лет. Попасть случайно на маму, которая там тоже больше не живет и требовать меня телефону так, как будто мы расстались вчера, а не 10 лет назад это настолько в его стиле,
что почему-то даже не удивило меня... Единственный человек, который всерьез прижимал меня рукой к стене, так что вырваться было совершенно невозможно и истошно вопрошал "Почему, дескать, я не влюбилась в него".
Единственный человек, который болел во мне 2 года, рос во мне, бился мокрым горохом о все стены и подушки... Единственный человек, который, кроме меня, умудрился встречаться еще с тремя девушками одновременно и
собрать их в свой день рожденья в одном пабе, с каждой потанцевать и нажужжать в уши, что она единственная... Моя интуиция победила в тот раз...
Человек, которого я забыла в ту самую секунду, когда впервые увидела своего нынешнего мужа.
Вот целых два года его никто не мог выковырять у меня изнутри, он жил там так вольготно и прочно,
что мне казалось ничего уже не изменится, а пришел Б. и все... Не осталось ничего, кроме Б. Все перестало быть. Вначале завертелось как в спиралевидном колодце, а потом перестало быть. Стал только Б.
А теперь он звонит, говорит с моей мамой, а я все спрашиваю себя "почему они всегда возвращаются? Почему бы им не жить там в своих маленьких ореховых скорлупках, не зарастать там своей металлической паутиной,
не рассыпаться на крохотные серые снежинки? Неужели так сильно просила чтобы пришли?"
Они приходят. Звонят или пишут, обязательно говорят какую-то совершеннейшую хуйню, типо "за эти 10 лет столько раз хотел позвонить тебе". Ты молчишь и улыбаешься как дура, потому, что все эти сроки уже давно
отголосили, отболели в тебе и превратились в вату - сколько не тыкай туда ножичками да лезвиями, уже не покрошить ничего... но ты же просила. И вот они стоят перед тобой и им оно болит почти также как тебе тогда давным-давно. И это тебе
теперь все равно. И что-то клацает вдруг и ты понимаешь почему все так. Все же так просто. По-дурацки немножко, но очень-очень просто. Просить нужно только то, чего ты действительно очень хочешь. И знаешь что потом с этим делать.

@настроение: конфьюзд слегка

@темы: безрифмовое, словеса

02:20 

lock Доступ к записи ограничен

Все реки текут...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:10 

наговорилось

Все реки текут...
Ты тоже...

И вот они делят на небо на чет и нечет,

Стоишь как дурак с лукошком — авось кусочек,

Там свет за окном прекрасен, зелен и сочен

И ты бы его любила, но больше нечем.



Распущено все на нити — порвали нити

Разбито внутри на стекла — крошат осколки

Стоишь как дурак считаешь по пальцам сколько

Таких же как ты расстает в дневном зените.



И пусто в тебе и ветер щекочет холку

И теплый вишневый снег заметает тени

Мы, Господи, все горящие бюллетени

В огромной такой, потрескавшейся духовке...



Нас выжмут, сожгут, раскрошат, возьмут в ладошки,

Развеют тихонько пепел, потрут о брюки

И дальше пойдут играть кто в пинг-понг, кто в снукер,

Кто гладить холодный нос у соседской кошки...


Такая у нас работа — делить и множить,

И ставить на верный чет или спорный нечет...

И каждый из нас учтен и как есть отмечен,

В блокноте того, кто держит весну за вожжи

И мы у него на пальцах и все похожи

На солнечные круги на небесной коже...

Ты тоже...


badly_unequal aka blacksymphony, 'rewind'

@музыка: Торба_на_круче

@настроение: весьма циничное

@темы: стихи

22:40 

поныть

Все реки текут...
В улице после дождя столько тишины и воздуха, что не помещается в легкие. Дышу-дышу и не могу надышаться. Такие дурацкие майские. Из задуманного как всегда ничего не вышло, оставалось делать редкие вылазки в парк, остальное время читать, смотреть фильмы, писать бред, кормить виртуальных рыбок, гулять с котом, путать людей, слушать ежевечерние отчеты о том, как там Греция и родители в ней и думать, что мне туда хочется еще сильней, чем раньше. Я живу в кирпичном контейнере, мой кондиционер выдает мне дозами очищенный воздух, мой увлажнитель его увлажняет, мои цветы насыщают его кислородом, я поворачиваю ключ в дырочке, а система уже работает, но дышать хочется в другом месте... Этот город становится мне чужим, эта страна становится слишком холодной... если я не поеду куда-нибудь этим летом - наверное я сойду с ума.

@музыка: Константин Арбенин_Печальный Роджер

01:31 

people are

Все реки текут...
Есть люди, которые считают своим долгом обязательно привнести в твою жизнь чуть-чуть говнеца. И исчезнуть потом навсегда да так, что ты со своим "а не пошел бы ты" и достучаться ни к кому не можешь. И раньше я ночами не спала, все реагировала. Варила все это в себе, размешивала старательно, вываливала на стол, ковыряла, все пыталась понять - где же, где же прокололась, в чем же виновата. Почему так. И вот тепрь я знаю ответ. Нет здесь вины объекта. Нет же. Просто людям говнецам так суко в этом говнеце не хочется быть одним, им все кажется что не заслужили, недолюбили, недооценили и пр. галиматья, что им обязательно нужно и важно чтобы в этом говнеце было все вокруг. Все-все и даже случайные прохожие и пролетающие птицы. Поэтому встала, сняла куртку, бросила и гордо пошла дальше. Пусть их говнецо им же и воняет.

@настроение: индифферентное

@темы: филингс

16:33 

майская заунывная

Все реки текут...
Пусты

Мне кажется во мне взломали код,
Разбив на цифры, строчки, запятые,
Мир разложив на ноты и листы и
Сделав близким то, что далеко
Мне больно, слышишь? Горе велико

Как небо если небо постелить
Тебе под ноги. Боже как все просто
И мы что по весне не вышли ростом
Не сможем оторваться от земли.

Вели нам быть, пожалуйста, вели...

Мне кажется во мне сломали жизнь,
Неслышно, словно хрустнул кончик ветки.
Дышать через глоток и дымом едким
Лететь неслышно в бездну, камнем вниз
Еще раз, ну пожалуйста, на бис.

Зажми меня в своей большой горсти
Живи во мне огромным желтым солнцем
Дели весну на атомы и стронций
Как делят жизнь на части двоеженцы,
Застряв на разрывающем «прости».

Живи во мне
коротким
«отпусти»...
Читай мои несносные посты,
Они просты, как истина просты -
Мы — неба разведенные мосты.

Пусты...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: никомунИкабель, никомуневраг

@темы: стихи

18:05 

настроение

Все реки текут...

"Не требую ни любви ни внимания, но..."
Опять созвучие...

@настроение: дождливое

@темы: Музыка

16:58 

Отражаясь

Все реки текут...
Или, допустим, я себя поломаю...

Выброшу по кусочкам в твой чертов пруд

И поплыву по венам вишневым маем,

Мы же живучие, что ты,

Мы ВЫЖИВАЕМ,

Даже когда нас вычеркнут и сотрут.



Мне бы понять мотив этой глупой гонки -

Мы же солдаты, нам ли боятся лжи?

Ну, затечет под кожу, ну в перепонки,

Ну, поскоблит по стеклам, ну по картонкам,

Ну, поболит в груди там, ну подрожит...

Чай не стекляный шарик и не самшит...

Ну расстреляет малость, ну вспотрошит...



Что тебе? Душу, милый?

Нет у меня души...



Давай выползай из глупости и из лжи,

Давай не дрожи, в узелок себя завяжи

И коготками
по стеночкам
да на свет...

Нам отражаться в зеркале и в листве,

Нам отражаясь жить.


badly-unequal aka blacksymphony, rewind

@настроение: сходить с ума

@темы: стихи

18:45 

красота неописуемое

Все реки текут...
(c) стырено с инета, не мое
Лавка стеклодува в Эстонии.
Смотрела вчера про это передачу. Как я хочу туда. Как там красиво... аааааааа! Ы!

@темы: шиток

22:13 

из закромов

Все реки текут...
Ангел-Хранитель


На ее подоконниках не расцветают бонсаи

Почтальон не приходит полгода, автобусы вязнут

Говорят, что она подхватила такую заразу,

От которой ее постоянно берут и бросают.



На тетрадных листах нарисованы венами раны,

А по линиям рук карандашными строчками имя,

У того, кто вот так по кирпичику душу ей вынул

Видно погнуты, сорваны, сломаны ручки стоп-кранов,



А остатки того, что не грело повымерзли вовсе.

Она мается, дурочка, думает: «Это, мол, карма,

Против кармы безъядерны силы всех видимых армий»...

И смеется. А небо, как водится падает оземь





Каждый божий четверг. Солнце тянет себя за все нити,

Воздух бьется дождем о шершавую кожу гранита,

Она мается, дурочка, думает: «Ангел-Хранитель,

Это белая бабочка в желтом фонарном зените,


Чем он может помочь мне?».. и режет тугие канаты.



Гаснут все фонари... Тишина заполняет все щели,

Ничего больше нет, ни «тебя», ни морей, ни ущелий,

Вместо сердца в груди бьется крошечный- крошечный атом.





Наступает безветрие, стрелочки тают на блюде,

Неба нет, вместо неба натянута парусом простынь.

У безвременья вата внутри и широкая поступь...

Она шепчет сухими губами: «Не будет, не будет»...



Тшшшшшшшшшш,

Ночь садится на веки ее, превращается в пудинг...

Тшшшшшшшшшш,

Что-то бьется о створки, стучится в холодные стены...



«Моя дурочка, нет здесь, ну нет здесь системы,

Я летаю давно и я плаваю с теми, и с теми,
И из них каждый пятый торопится спрыгивать с темы,

Но ведь если ты спрыгнешь, то как же узнаешь что будет?»



И она просыпается. Небо, какое же небо...

Может правда так было, а может быть все это небыль.

Только бабочка так и летает в фонарном зените.

И она улыбается, думает:
«Ангел...
Хранитель»...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@настроение: лупить со всей дури тарелки об стену

@темы: стихи

17:52 

вязальное место, где дом

Все реки текут...
Ща картинками забросаю одну свою любимую женщину, надеюсь она сама догается, что для нее:)))

"многа картинкоф"

@темы: филингс

17:10 

жениаль, мадам, жениаль

Все реки текут...
Тааааааааааааак, че-то я совсем забросила дайри. Надо это дело срочно исправлять. Чиво б такого написать гениального и шедеврального?
Ы... не, вначале кофе...
О, вначале был кофе!:)

@настроение: дайте две от безумия

@темы: словеса

16:59 

дважды два четырнадцать

Все реки текут...
За балконом

У меня за балконом истошно визжат машины,

Погружая в колодцы снегов свои черные лапы,

Я сижу на полу и мне даже не хочется плакать,

От того, что снега могут быть бесконечно большими...



От того, что внутри января только дыры и вата,

От того, что у неба катаной распорото брюхо,

И оно улыбается криво от уха до уха,

И, свернувшись клубочком, опять превращается в ватман.



У меня за балконом бинтами завешаны окна,

И какие-то лица приклеены к стеклам изнанкой,

Им по пятницам ветры до одури лупят морзянку,

По китайскому пластику, что поцарапан и вогнут -



Будто все их круги в одночасье сместились в овалы.

Мне не хочется вязнуть в снегах, я — заправский летатель

Мне с них нечего взять и, наверное, нечего дать им

Я рисую им птицу весны, но им этого мало.



И они все молчат и молчат. И становится страшно

От того, что у лиц не бывает ни ритма, ни пульса...

Только изредка токи незримых конвульсий,

Вышивают снегами по шпилям космических башен



Иероглифы их одиночества - Ини и Яни,

И мое в этих ломанных линиях кажется главным.

А на ватмане птицы летают красиво и плавно

Даже если носить его в днищах глубоких карманов.


badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:31 

настишило тут

Все реки текут...
Ключи от Веры

Она смотрит на мамины платья, развешанные на веревке,
Супится, головой качает, по-детски выводит бровкой
Какие-то тайные знаки на хинди и суахили.
Ботиночки будто бахилы, надетые не по росту
и не по ее размеру
Выглаживают песок...

Внутри они держат Веру -
маленькую, испуганную, сжавшуюся в клубок.
У Веры под сердцем Бог,
Но Веру закрыли в горнице, повесив на дверь замок
И холод уснул уставшей собакой у Вериных голых ног...

Пустоты вокруг и статика
и стены пускают ток
И погнуты пяткой задники
И тянется вязкий смог
вокруг бесконечным сном...

Она открывает створочки, пускает погоду в дом
И все эти реки быстрые зажатые подо льдом
И всю эту зиму снежную, и весь этот белый ком,
уснувший в дверных проёмах злых и рвущийся на балкон...

Так легче дышать, так дышится, так выдох на раз, два, три,
Так словно растет и пыжится душа у нее внутри
И что-то еще похожее на ураган Катрин
Вот-вот разорвется в дребезги, вот-вот разобьется шов,
Но ей до мурашек весело, до коликов хорошо...
Еще, ну, еще, пожалуйста, ты слишишь меня? Еще...

И тот, кто тугие винтики вкрутил в эту карусель,
Сжимает в ладонях меч свой каленый, который над ней висел,
И вдруг отпускает боль ее из душеньки насовсем...
Она не жила, ведь в сущности, чтоб резать над ней мосты...
Не бойся сейчас, хороший мой, крепки у мостов винты
И руки, которые держат меч, бывает не целят в грудь.
Будь с ней сейчас, хороший мой, будь, слышишь? Просто будь.

И мамины платья свисают как дождик на высохших маленьких елках
Их нельзя шевелить и только,
а не то пойдет настоящий дождь...
Да и мама все время кричит «не трожь. И что ты все время пьешь?
Смотри у тебя под глазами ночь, а в пальцах сплошная дрожь...
Не трожь!»

Бежать бы отсюда, бежать, бежать. И Вера ладонями трогает пол,
И кажется где-то за стенками мира все поезда бессрочно идут в депо.
И досками наглухо стянут квадрат, что кажется был окном,
И плачет в углу от бессильного страха Верин придуманный гном.
И тает, становится паутиной, цепляется за каркас двери
и исчезает в нем...

У рук есть одно неподкупное свойство — светиться внутри теплом.
Она прижимается к этим рукам своим внутривенным льдом,
И также отчаянно тает вся, как будто бы тоже гном,
только она настоящая... Живая... потрогай сам...
И птицы живут на ее ресницах и ток пробегает по волосам...
А то, что болит у нее внутри — читай по большим глазам.

Но если сейчас ты ее предашь, и станешь дурной змеей,
Она ведь тебя однажды настигнет
и выжмет до полика по газам...
и ты истечешься бессмысленным ядом в кипящий ее казан.
Ну, правда, хороший, предатели — змеи. Им место...
подумай сам.

Ты просто живи в ней отчаянным сердцем
И бейся за сотни сердец,
в ее кораблях и моторах инерций -
Как в книжках счастливых детств —
Сто тысяч вагонов и двести тележек
отборных сказочных дверц.

Веревки по ветру хвостатыми птицами,
Платья по полу цветными лисицами,
по коридорам весна...
Удочки к небушку тянутся лескою,
быть тебе, девочка, значит невестою,
Пишет стихами блесна...

И Верины окна уже не забиты, ни досками, ни зимой
На Вериных пальцах шифрами светятся буковки важного «мой»...
И там, где каркасные черные двери входили в пустоты снегов,
На стылых порогах всех Вериных горниц, отныне живет Любовь.

И тот, кто тугие винтики вкрутил в этот странный мир,
И каждую божью пятницу смотрит прямой эфир,
Все, знай себе улыбается и цедит свой крепкий чай -
У каждого божьего механизма есть дырочка для ключа...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:44 

для справки

Все реки текут...
Вот если я считаю, что между жрать в маршрутке водку с горла, курить и смачно сплевывая материться и "пить то же шампанское с горла и смеяться" есть бооооооооооольшая разница и от первого меня тошнит, а второе веселит, то я старею и бухчу не по делу?
Зачем делать такие, суко урны, в которые не влазит эта простынь голосовательная? Стояла, как дура, запихивала минут пять, думала со мной что-то не то... Нет, плять, это продуманный наркоманский тетрис - за мной еще три человека по пять минут ловили дырочку...
Со всеми поссорилась, уехала гулять одна. Задрали.
Почему все собачьи попоны либо отвратительно розового цвета и со "стразЕГами", либо такие, в которых даже картошку копать стыдно.
Почему собачьи пиньетки продаются всегда по 2 шт. в упаковке, если у собаки, суко, четыре ноги? Или пиньетки могут носить только собаки-инвалиды?
Всерьез озадачилась покупкой железных шипов на подошву сапог. Ибо ломать ноги этой зимой меня что-то не тянет...
Пойти что ли в кино одной и гордо сидеть на последнем ряду лопая попкорн и думая о несправедливости мира? А пойду, пошли фсе на фиг...
З.Ы. И я-таки иду на последний сеанс, дооо

@настроение: лучше даже рядом не стоять

@темы: филингс

23:04 

и стихов еще

Все реки текут...
Кукольным домом

Редко, но можно позволить себе быть кукольным домом.
Просыпаться за час до рассвета и ждать пока утро завязывается в бутоны
И зацветает сиреневым флагом на мачтах ее кораблей.
Можно смотреть как играется с лунными рыбами синеглазый улыбчивый мальчик Нелей
И ухмыляться тому, что в апреле погода становится только злей,
а в августе суше...
И, с видом заправской японки заказывать себе суши
месить их двумя деревяшками
на которых полно заусенцев, дырок, пятнышек и завитушек
и никогда-никогда
не заглядывать в душу
Чтобы не знать что там ест ее изнутри,
что там цедит ее
и душит...

Blacksymphony, 'rewind' aka badly_unequal

@темы: стихи

23:02 

стихов

Все реки текут...
Там мне не то...

Я не хожу по будкам, в которых пусто,
Там тишина свивает паучьи сетки,
Мнит себя то гулякой, то домоседкой...
То по-мишеням целится метко-метко,
И пустоту качает на битых люстрах...

Я не стреножу рифмы, они как дети
Их на ладонь положишь, они расстают,
Или еще страшнее — повырастают
И улетят на юг синекрылой стаей
Чтобы звенеть как днище в чужом куплете -

вязкостью,
гулом,
тьмою,
застывшим льдом...
У тишины, пожалуй, безликий дом..
Там мне не то, что жить,
там дышать с трудом...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

23:01 

Рождественские зарисовки

Все реки текут...
Зарисовка 1 - Бабушка и айпод

Картина бабушка и айпод сама по себе очень умильна и вызывает во мне добрую улыбку и кучу других светлых чувств.
- Слушает Лещенко в ю-тубе. "А как он туда вставляется?" "Так же, как и в телевизор", говорю. Смотрит недоверчиво: "Ну, в телевизор-то удобнее, он же побольше"
- "Ой, я что-то дёрнула и он сломался", кричит. "Айпод", спрашиваю. "Нет, Лещенко".

Зарисовка 2 – Бабушка и фотоаппарат в Нокии.

«Научите меня, я буду фотографировать собаку», просит. (До этого она умела позвонить/ответить/прочитать смс/зарядить телефон/вкл/выкл. Все) Сели, расписали на листике, все показали, научилась вроде. Зовет: «Ира, иди сюда, садись, буду тебя фотографировать». Пара ловких движений пальцами (дикая гордость, аж дух захватывает)... «Так, сохранила. Слушай, а как мне теперь mms приаттачить? Хочу тебе сразу отправить»...



Зарисовка 3 — Трудности перевода

Мелкая слушает как наш греческий друг говорит по телефону со своей тетей. Говорят по-гречески. В конце разговора мелкая выдает: «Ага, гладильная доска, утюг, пол, 2 метра. Ну, я все поняла, да... Твоя тетя гладит на полу и поэтому думает купить себе 2-х метровую гладильную доску. Йоу, я умная».

Яни: «Ага, только на самом деле она гладила на доске, а потом решила поставить утюг на дальнюю полку в шкафу, которая по высоте 2-х метровая, но далеко задвинула утюг и он упал на пол за шкаф».



Зарисовка 4 — Апельсины, мандарины

Звонок в квартиру. Мама, уставшая от уборки и готовки: «Никаких колядников, не хочу убирать».

Мелкая и Яни одеваются на каток. Яни не хочет ждать пока они уйдут, ему жарко. Я: «Тогда пусть Яни выйдет и скажет типо: «Я нипанимать. С новым ГодАм. Пака». Они отстанут.

Яни нахлобучивает шапку, рывком открывает двери и с очень большой скоростью устремляется к лифту, по дороге громко тараторя: «АпИльсины, мандарины, да, с Новым Годам, Шьто тИ хочИшь, банан, ни панимать, на здоровьЯ, таматный сок ни буду, до звиданья, памидорка, ступидо, пака».

Охреневшие колядники еще минут десять смотрели вслед уезжающему лифту.

@темы: словеса

22:52 

история

Все реки текут...
31 декабря 32-го года

Сквозь тонкую кипарисовую ширму городского кафе едва видна его красивая скула, на которой вот уже полчаса желваки отбивают равномерный ритм. Он мнет надцатую сигарету в руках, то бросает ее на стол, то отламывает кусочек и растирает в крошки, медленно, не глядя на результат, с каким-то внутренним садизмом, о котором и сам едва догадывается. У него сильно дрожат руки. Он разве что не воет. Большой раненый мужчина со взглядом маленького загнанного волчонка. Взгляд его мечется по стенам, не останавливаясь ни на чем конкретно возвращается обратно на пепельницу и так по кругу весь вечер. Никогда еще так сильно я не ненавидела женщину, которая сделала с ним такое.
Ее зовут Оля, ей 24 года, она его жена. Он снимает для нее квартиру в Киеве, она здесь учится на маркетолога. Ему 32, он живет в Днепропетровске, у него свой бизнес, большая черная машина и солнечно-желтые глаза. Он был за рулем всю ночь, очень спешил сделать ей сюрприз к Новому Году, привез ей Гуню, персикового щенка лабрадора с огромными мягкими лапами и грустной улыбкой. Пес лежит у него на коленях и тихонько поскуливает.
«Мы разводимся. Это точка. Большая и жирная». Он долго молчит. Мы сидим напротив, нам становится страшно в этой жуткой тишине так остро пахнущей мандаринами и зеленым чаем. Над нами натянутой тетивой висит дымовая завеса, сквозь которую едва слышно играет «Сплин». Вот эту песню. Ее самую.



На словах:

«И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.» (с) Маяковский

он улыбается так, как улыбаются от того, что узнают, что можно было что-то сделать, ведь можно было, блин, МОЖНО было, а не вышло. С выдохом и сквозь сцепленные зубы. На самый глупый на свете вопрос «Так ты, это, любишь ее?» он отвечает «Да» так быстро и так порывисто, что все бабочки в моем животе как-то вдруг скукоживаются в один большой кокон-комок и комок этот начинает отбивать глухой сердечный ритм: «ту-дух, ту-дух, ту-дух». Он рвет салфетку, молчит, берет другую салфетку мнет ее, комкает, ломает, черт знает что он пытается с ней сделать и, вдруг, поднимает голову и взгляд его вонзается прямо внутрь, в ту самую точку, которая отвечает за эмоции где-то там в глубине души «Что мне делать? Господи, что мне делать?»
Он приехал к ней в восемь вечера 31 декабря. В девять он нашел в шкафу чужую мужскую рубашку, в девять десять Doom 2 на компьютере, установленный в 3 часа ночи неделю назад. В девять пятнадцать на ее мобильный пришла смс «С Новым Годом, любимая».
«Почему? Ты понимаешь?», с каким-то глухим остервенением спрашивает он меня и лупит разбитыми костяшками по столу так как будто хочет сломать его ровно в этом месте и ни сантиметром вправо или влево. Четко посередине. Я молчу. Что я могу сказать, если я вообще не понимаю зачем они это делают. Не то чтобы я такая правильная, а они нет, просто я, правда, не понимаю смысла вот этот выматывающей, бессмысленной гонки на причинение как можно большей боли, на вырезание самой глубокой раны тупой лопаткой для снега... «Не понимаю, хороший. Не понимаю.»
В девять тридцать он молча оделся и ушел. Сел в машину, долго ездил по городу. Новый Год он встретил на вокзале, купил бутылку «Советского полусладкого», пачку Happy Dog'a четыре мандаринки, пил с горла, теребил Гуню за уши и плакал. «Никогда не плакал, а тут нашло что-то», оправдывался... В три его нашел Андрей и позвонил нам.
Он выпил-то всего пару глотков, не лезло, да и Гуня на руках.
У него звонит телефон, он поднимает трубку, говорит «Да, солнышко», потом «Ой, прости. Да, что ты хотела?» В трубке слышен ледяной женский голос, такой холодный и чужой, что кажется айсберги расходятся огромными глыбами по всеми периметру экрана, трескаются и отламываясь кусками с шумом плюхаются в чашку с кофе, о которую, как о еле теплую батарею в 20-ти градусный мороз, он пытается согреть ладони. «Машину? Какую машину? А... машину.» Он бросает трубку, поворачивается к нам: «Она хочет чтобы я оставил ей машину. Машину...» смеется «да я мир готов был ей оставить. Чертов мир... Весь, весь, этот чертов мир».
Он одевается, бережно укутывает Гуню в мужскую Аляску, оставляет только черный кончик носа, сжимает его пальцами... Шершавый собачий язык преданно лижет ему мизинец и безымянный, на котором безжизненной веревочкой виснет кольцо и скулит тихо-тихо... «Я пойду, ребят... Гуня замерзла и в Днепр еще ехать сегодня... С Новым Вас! Все у нас будет хорошо, правда?»

Курок остается взведенным, тоска замерзшею,
И яд ледяной струёю уже не выстрелит.
Как же он, Господи, любит ее хорошую,
Как же она могла так лететь неискренне...

Как же она могла на другое выменять,
Всю его синеву и миры бездонные,
Только и остается - тепло ее имени,
Мокрыми и пустыми сжимать ладонями...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: безрифмовое

Попытка быть собой

главная