Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Во избежание странных вопросов и пр. Меня зовут badly_unequal, Blacksymphony и Черная Симфония... А тебя?

Честно говоря одевать мне ее понравилось гораздо больше, чем обучать, поэтому она у меня еще не очень умная:)))

Для тех, кому интересно
ЖЖ http://badly-unequal.livejournal.com
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:41 

ночное

Все реки текут...

Совершенно офигенная музыка для ночи. И писать стихи. Или рисовать. Я бы сделала клип. Или танец. Или рисовала бы пролившимся кофе по холсту. Птиц с большими неуклюжими крыльями и дл инными хвостами. Девушку с худыми запястьями. Ночное море. Стаи светящихся маленьких рыб. Звездопад. Не знаю. Тебя, может быть.

@темы: словеса, Музыка

01:52 

стихов или как там называется

Все реки текут...

Именно так, включить трек, слушать и читать.

Пепел

Hey, love, stay the fuck out of my home (c)

В общем ее размыло. Вытрясло. Разбросало.
Как там еще бывает любить без дна.
Тот, кто придумал этот дурацкий слалом
Знал, что тоска на выдумки не бедна.
Как же ломает, Господи, как же душит,
Как же на каждый шорох болит в висках
Вот он сидит фальшив весь и весь натужен,
Молча сидит и глушит дряной вискарь.
Вот он чужой, хороший, дурак, предатель,
Вырвать бы сердце с корнем и греть в горсти,
Как же ты, Отче, знаешь кого по дате
Пальцами ватными на нелюбовь крестить?
Вот он сидит и смотрит и пусто-пусто,
Там у него в глазах и в ее внутри,
Пальцы сжимают пальцы почти до хруста,
Кофе вгоняет в спячку, а не бодрит.
Сколько их было — чашек на пол-глоточка,
Каждому чтоб досталось, всего по два...
«Господи, ты уверен, что это точка?
Господи, ты уверен, что я жива?»
Вдох на разрыв аорты и воздух давит,
Будто сто тысяч лье над тобой плывет,
Слушай, я будто знаю, что понял Авель,
В ночь когда брат ему распорол живот...
Слушай, я будто знаю, что боль как молот,
Это не та, что режет и плавит плоть,
Это когда ты яблоко проколола,
А изнутри весь высох и сдулся плод.
Больше, чем эта пустошь ничто не крошит
И не кричит на выдохе битым зверем
Авель как пить дать знал, что он будет брошен,
Но все равно любим... от любви — по вере.
Слушай, а впрочем, знаешь, я отпускаю,
Ямочки, скулы, точки, крестцы, прожилки...
Я отпускаю, «Каин», ты слышишь, «Каин»,
Там без меня как будешь? Скажи мне: «Жив ты?»
Вот он сидит не мой, все отдал, все отнял,
«Что ж ты так бьешь под дых — что ж тебе неймется?»
Пусто в глазах, так пусто, как дно колодца -
«Ну же, бросай быстрее, хороший, вот я».
Пепел струсила с пальцев, сглотнула, встала,
Вытрясло, разбросало, статична тьма,
«Дай мне, Господь, теперь не сойти с ума
И еще по дороге чтоб не шатало»...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

01:45 

чо-то навеяло сюда набросать чего-нибудь

Все реки текут...
Июльский пассат
(старое, но пусть будет)
Они приходят к тебе когда их совсем не ждешь, садятся на простынь, берут твою руку в свою, гладят и, заглядывая в глаза, шепчут приторно: «Ну, что ты, ну все же поправимо, вот сейчас ты пойдешь и все исправишь и сделаешь как надо». А ты лежишь под одеялом, маленьким сжавшимся в комок зверенышем и повторяешь «да-да, я все исправлю», а на самом деле тебе хочется накрыть их одеялом как разоравшегося попугайчика, встать и выйти отсюда вон. Те, кто «знают как надо» на самом деле ни фига не знают. Они просто учат других своим глупым урокам .
Кэти сидит на полу, сложив руки над головой домиком и смеется. Она сейчас такая трогательная, самая трогательная девочка на свете и я боюсь пошевелится, чтобы ненароком не задеть эту ее трогательность, не впустить сквозняк присутствия.
He lights a cigarette, his eyes half open
He won't be home tonight, but she keeps hopin'
Drinking himself to sleep is his only way of copein'
She waits for him every night, she leaves the front door open
It's 4 AM and doing 95, trying to stay awake and make it home alive(c) слова песни
Она раскачивается в такт музыке, легонько струшивая пальцем пепел с тонких Sobranie прямо на ковер. «Хочешь Baccardi?”, спрашивает она. «Мы привезли его прямо с островов, он такой пряный и немного соленый как июльский пассат.» «Я не пью, ты же знаешь», отвечаю я. Хотя сейчас я бы и впрямь выпила чего-нибудь... просто чтобы унять предательскую дрожь в коленях. Ее волосы пахнут талым апрельским снегом, а кожа коричными палочками и немного горьким шоколадом. Она похожа на то мое родное, которое свернулось калачиком и спит у моей груди поскуливая. Те же черные глаза с паволокой, та же ямочка на правой щеке.
«Когда вылетел самолет?», спрашиваю осторожно. «В четыре, но ты же знаешь, они постоянно что-то задерживают, тасуют циферки, переставляют буковки, глаза устают от этого дребезжания... Ты любишь смотреть на воду? Я не знаю как они любят смотреть на воду, она же постоянно движется, в ней ничего невозможно рассмотреть». «Вода успокаивает», говорю. «Вода шепчет молитвы». «Молитвы?» спрашивает она. «Шепчет? Да она кричит, неужели ты не слышишь? Она кричит, у нее истерика.» Я смотрю как клокочет маленькая синяя жилка у нее на скуле, как сверкают ее глаза, как медленно стекает со лба капля пота. Мне кажется она может ударить наотмашь, оставив на щеке огненный след ладони, и я подсознательно уворачиваюсь от удара. Я почему-то знаю, что сегодня он не прилетит.
Кэти опрокидывает на пол бокал, ложится на руки и долго всматривается в черный пролет окна. «Когда я была маленькая, моя мама рассказывала мне про пару черных лебедей, которые жили на озере, в парке возле нашего дома. Они никогда не расставались, он ловил для нее мелких рыбешек, подбрасывал в высоту и она вытягивала шею и схватывала их за хвосты прямо на лету. Я не верила в это, мне казалось лебеди заныривают в воду чтобы достать рыбу. Но мама, такая мама... Однажды лебедь улетел. Просто бросил свою черную невесту и улетел. На этом месте я всегда орала что есть мочи чтобы мама замолчала и не рассказывала мне дальше... Я не хотела знать что было дальше. Никогда-никогда не хотела...» Она закрывает лицо руками, я вижу как сильно она старается глотать перекатывающиеся в открывает горле соленые комья... Мы обе движемся в такт этой наступившей давящей тишине и она открывает пасть и послушно глотает все наши слова, которые мы не сказали... Большая прожорливая псина. Стрелки часов на стене объявляют рассвет. Я накрываю пледом озябшие ноги, Кэти молчит, отвернувшись к стене и только хрупкие острые плечи ее, вздрагивая, выдают, что она еще не спит.
«Он прилетел», Кэти вдруг поворачивается ко мне и выкрикивает мне это прямо в лицо. «Нет, милая», говорю я осторожно. «На сайте аэропорта все тот же delay. Вероятно рейс отменили из-за грозы. Спи, милая.»
«Нет-нет, ты не понимаешь, он прилетел», кричит она и бьет костяшками пальцев в стену... «Он прилетел назад, он просто сломался, понимаешь?» «Кто, милая? Кто сломался?» Телефон моргает стекляным экраном и, давясь звонком будильника, выключается. «Нет, не сломался, он сломал... сломал крыло. И не мог прилететь. Понимаешь, полгода не мог прилететь. А она ждала. Мама говорила, что она ждала как дура, но она не дура, нет, она просто... она просто не умела по-другому, понимаешь? Не знала как». И я вдруг понимаю, что она знает о чем говорит. И еще что когда ждешь, то времени не существует. И пространство вокруг большое белое облако, которым можно накрыться, как одеялом и совсем ничего не слышать... И еще, что я все равно люблю смотреть на воду. И еще, что мне хочется ее обнять.
И еще, что эта маленькая хрупкая девочка, вот уже 2 года встречающая австралийские полуденные самолеты на которых ондолженприлететь, на самом деле воин, каких мало.
Кэти засыпает на полу, свернувшись калачиком. Я беру с полки ее мобильник, чтобы выключить звук, мне хочется чтобы она поспала хотя бы час. Звук стоит на вибро, она наверное случайно нажала на кнопку, когда бросала его...
Экран телефона пишет: «Прости, родная, на полпути у Тома сломалась машина. Прилетел. Починимся и сразу к тебе. Люблю тебя. Кевин».

(c) badly_unequal

@темы: безрифмовое, словеса

02:57 

письмо

Все реки текут...
Я не знаю как любят дочек, я ведь выжат и обесточен, где-то слева дыра, смотри. Я на раз выхожу из окон, я на два расплетаю кокон, я тебя не люблю на три. Я китайский дурной болванчик, вот ведь штука — а был ли мальчик или все замела зима. Я пишу тебе в смсках, что мне плохо и трудно, дескать, как ты там, как всегда сама? Я не знаю как плачут мачо, как уходят и что-то значат, у меня вместо сердца лед. Я молчу в телефонных трубках, я впитал междустрочья губкой
помни главное - я не тот. Я не знаю как любят дочек, кошек, ветер и одиночек, я устал от себя. Я — мим. Как холодное дно бутылки, режет дулом своим затылки и как ангелы чистят нимб... я не знаю. Пишу на окнах что не в ту микросхему воткнут, что зажат между двух миров. В пальцах тянет, зажаты нервы, а была ли зима? Ты первой выходи в тишину дворов... Я не помню как любят. Точно. Я распахнут, распят, порочен. Я расчетлив и междустрочен, многоточен, испит, отсрочен, жалок, выжат, добит, непрочен, я хожу у твоих обочин весь из сердца и червоточин, весь из крестиков, пуль и прочих, тех, что стали важней, а впрочем...
Так ли важно все это, Кэт?
Ты ведь знаешь — корявый почерк, окна настеж и пистолет. Мы не виделись тыщу лет, так что я не могу короче. Анаболики, сигарета, в кровь разбиты душа и пальцы мы же гордые, мы — страдальцы, первой изморозью согреты.
Только знаешь, по водосточке мишура и фальшивка, прочно... Ты... роди мне, пожалуйста дочку.
Точка.

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

02:56 

старое

Все реки текут...
Проточтонеговорится


Когда-нибудь лет через надцать,

Она будет беззубой старухой сидеть в темноте

И улыбаться. И думать что надо б остаться,

Что стирки на целых полгода, что дети пошли не те.

Что кролики все по норам, никто не приходит выпить,

Что муж ее — старый боров, что ночью кричится выпью,

Что жизнь это сука, сука... что память всегда без стука,

Что где-то была базука, решить бы все разом, но

Она, зажимая ладонью звуки, поет... как в немом кино.

И стынет за домом лето, она до краев раздета,

Как если бы взяли душу и выпили всю. До дна.

Одна, сто веков одна. Дурацкий упрямый счетчик

И эхо звучит все четче. Кто слышит его? Никто.

И эхо летит винтом. Кто вспомнит сейчас о том,

Как жались к друг другу скулы, как поезд дошел до Тулы

И встал на сто тысяч лет. Как кто-то достал билет

И грел об него ладони... Как спорили про диалект,

какой-то деревни в Гизе, и муж ее, он же физик,

сказал, вдруг, что Бога нет. А все засмеялись, глупый,

вот вырастешь и посмотрим откуда берется свет.

Про то, что киты не тонут, про то, что весна с петель.

Все выросли. Все не те. Все вязнут в своих хрущовках,

как будто невозвращенки, как будто обратных рейсов

оттуда не подают. Все думают про уют, Про столики

из Икеи, про чашечки из Старбакса, про разный говеный шит.

А в горле ее першит и тонет в стакане Пасха,

ключей на комоде связка и нет никакой души.

Эй, Элли, зачем ходила ты в свой Изумрудный город,

молчи, нет, не надо, пой. Слова, как вода за ворот

засохшая мандрагора, не твой корешок, не твой.

Jack Daniels, пачка Rothmans, часов равномерный бой...

Вот вышла б за Дровосека и жизнь была бы другой...

Была бы наверное дочка, смеялась бы нотой соль

пила бы ее по глоточкам, звала бы ее Ассоль.

И Боженька бы в ладонях держал бы ее и в сми,

Писали бы будто ангел пришел в этот чертов мир.

Жила б, например, в Париже, на улице Вижирар

И был Дровосек бы рыжим, и звали б его Жерар,

Хотя лучше б звали Ником, какой из Жерара муж.

Она бы за ним что в космос, что на эшафот, что в глушь...

И он приходил бы в восемь, смеялся б, готовил чай

И грел бы ладонью простынь и гладил бы по плечам

И дождь бы купал тюльпаны, выгуливал бы озон,

И белые вспышки молний летели б за горизонт...

И Элли встает из кресла, щекочет щеку платок,

В груди что- то жжет и тесно, и руки как кипяток...

И губы сжимают звуки и ставят их на Capslock

И в небе смеются звезды и вертится потолок...

Проснулся бы кто от крика, но все в это время спят

И бьются в виски минуты — четырнадцать, двадцать пять

И маленький мальчик тихо, исследуя каждую пядь

Целует ее в запястья, в рубашке до самых пят.

Вставай, мама, слышишь, мама? Ну что ты? Болит? Опять?

И вроде бы отпускает, не вспарывает живот,

И Элли целует Кая, и дальше себе живет...


badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

23:18 

такое

Все реки текут...
И эта девочка

Луна смеется да ветер воет
И ночь по небу как ножевое
Вспорола вечность, погнув края.
А эта девочка не твоя.
Она стоит на краю обрыва
И вечность лентой в подоле криво
Ползет как будто она змея.
В кольцо сомкнулись в ней инь и янь.
Чихает смогом ночной Пхеньян,
И Будда курит большой кальян
И улыбается, будто пьян.
А ей смешно быть тряпичной куклой
И боль в горшочке давно протухла
Кардиограммы не лезут в паззлы,
Она ответит ему отказом.
Ну, было девять, а стало десять,
И ритм рваный у этих песен
И с амплитудой у них напряг.
Тридцать второго же мартобря
В двенадцать ровно по Стоунхенджу
Одним отчаянным станет меньше
Он разорвет этот вечный круг.
Ей не хватает тепла и рук
В которых можно уснуть, забыться
И дни меняют замки и лица
Как церковь божая Пирогощи,
Она — фарфоровая наощупь,
Китайский хрупкий такой фарфор.
Следы песочные от ботфорт
И шепот чаек и кофе в чашке
И бой курантов и крик молчащих...
Она на цыпочках, это танец,
И этот, вежливый как британец,
И тот холеный, но очень лживый...
Не цепенеет, не стынет в жилах,
Не остается колючим шрамом
На тонкой коже ее. У храма
Колокола не звенят, а плачут,
Она не может уже иначе -
Она поломана вся, побита
И кто-то ходит всегда гамбитом
В ее последней большой игре.
И точек нет здесь, одни тире,
После которых она не воин,
После которых и мир раздвоен
И как-то скомкан, как лист бумаги.
А в ней давно уже нет отваги,
Чтоб встать и драться за право быть.
Такси считает свои столбы,
И чьи-то окна и перекрестки
И счетчик бьется в виски так хлёстко,
Как будто кто-то расправив плеть,
Решил добить, чтобы знала впредь,
Как это больно когда под дых.
Она же соткана из воды -
вода все стерпит, вода все смоет
Обиды вытрутся слой за слоем
И пустота станет. Пустота.
И только небо. И дым с моста.
И эта девочка. Как с креста.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

06:13 

ночное

Все реки текут...
Кто-то сказал мне, что Небо - пустое окно,
Есть только мёртвый, вполне безразличный к нам газ,
Только я слышал от Неба одно –
Небо рвёт святое сердце за нас
(с) Обе-рек

@темы: Музыка

22:57 

Пеппи и чудовище

Все реки текут...
В сказках всегда все правда, запомни, детка,

Это, ведь, не вендетта, а так, вендетка -

Жалко смотреть как маешься — выбрось вон -

Пеппи живет с чудовищем, на излом.

Пеппи страдает манией, пьет Бурбон,

Каждым воскресным утром стекольный звон,

Каждой безлунной ночью беззвучный плач

Пеппи сама и жертвенник и палач.

Куклы закончились, волосы пахнут хной,

Ищет причалы вечный скиталец Ной

В пятой живет Пьеро — наркоман и гей

Весь в нелюбви, молчании и цинге.

Если бы знать, что будет — могло б не быть,

Не собирать камней, собирать грибы,

Не залюбить до боли, до крови, до...

/Бьются стихи в лицо прикладным дзюдо/

Пеппи живет на крыше и крыша — дом

Весь ее мир под крышей - спплошной Содом.

Страшила уходит в полночь, за сто парсек,

За белой стеной Алиса и Дровосек

Целуются в губы, плачут и, выпив чай,

О чем-то подолгу молятся и молчат.

В коморке за черной дверью цветет бонсай,

Они говорят все глупости, все бросай

Чудовища не меняются, вот-те зуб...

У Пеппи от них мигрень и подкожный зуд.

Кто, кроме него мог ложиться на сгиб плеча

И виснуть холодным рубищем палача

Звенеть у нее внутри будто злая медь

И силится то взлететь, а то зареветь?

Он больше, чем вся вселенная, больше звёзд

Он в ней беспрестанно ширится в весь свой рост

И колет под сердцем кривой и больной иглой

За что он такой, зачем он такой с ней злой?

Включать во всю громкость Muse и кричать, кричать

Чтоб крик застревал в бетоне и кирпичах

Чтоб бился в молчанье ударной слепой волной.

Они говорят «Малыш, ну ты что, не ной»

Он просто тебя не любит и в этом суть

В Бордо за его любовь не дадут и су

Но он так смеется, Господи, так молчит

Как будто с мороза рвутся шарики алычи...

Как будто луна спускается на квартал

И все корабли на свете плывут к портам.

Алиса считает звезды, Пьеро бьет в гонг

Они говорят «ты села в пустой вагон»

Оставь его, яд змеиный его любовь

Такого, как он заменит тебе любой

И Пеппи молчит, улыбается, пьет Бурбон

Луна в окне извивается и кривляется как гиббон

Чудовище открывает дверь ее без ключа

Пустую свою любовь за собой волоча.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:56 

Никогда

Все реки текут...
И он отворачивается от нее и гордо уходит, сжимается в кулачок и шепчет сквозь зубы - там что-то зачеркнуто - силы небесные, хочется прямо догнать его со всей мочи и чем-то тяжелым треснуть -ну сколько можно вестись на веревочке на все эти войны словесные и ложкой в душе котлован ковырять, смеясь от бессилия, как дурачок... Иди, поцелуй невесту.

Она отворачивается от него и гордо уходит, и плачет потом весь день и пьет Блади Мэри и виснет сломавшимся энерджи-зайчиком на полуслове. Хочется прямо догнать ее со всей мочи и гладить хрупкие пальчики и говорить, говорить, говорить. И ложиться под поезд под Нальчиком и вставать под Парижем... и быть веселей и богаче. И вместе. Везде. И светлого мальчика.

Она растекается по проспектам, он застывает во всех фонарях и журчит, как вода.

Они отворачиваются на восток и гордо уходят. страдать и ссориться. Никогда.

Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:33 

она говорит

Все реки текут...


Элеонора

И ей было тихо до дрожи в коленках и так невозможно хуево,

Что дождь забирался змеёю под кожу и рыл там заветные норы,

Она высыпала песок из ладоней по берегу южной Айовы,

И в пальцах катала беззвучное имя того, кто звал ее Элеонорой.

Мерзавцем он был и мерзавцем остался, пятном на потрепанных джинсах,

Но столько любви в этих трепетных скулах, что были бы силы прижаться

Она на коленях, иголки по пальцам и шепотом: «Господи, сжалься,

Возьми мое сердце, оно не обманет, вот ей-те, могу побожиться».

Не плакалось, сдохнуть, казалось бы проще, чем свет добывать из тоннелей,

Засыпанных штолен, заваленых башен, не взятых чужих бастионов,

Она засыпала под взрывы звонков и шарахалась громкой шрапнели

Чужих голосов, что настойчивым гулом могли подрывать стадионы.

И время скользило по венам и скулам, и время — бессовестный воин,

Катаной пороло по швам, по-живому, кромсало, калечило, рвало,

А тот, кто хотел их свести воедино назло разделил их по двое,

И выделил им на бумажных конвертах красивые чудо-овалы.

Пустоты, пустоты, пустоты, пустоты, бетонные злые коробки,

Мужские духи, ненадежные руки, бесплотная смятая простынь

Кольцо злой дугою, браслет на запястье — наручники, вечные пробки,

Не важно, не сложно, стереть и забыться, так нужно, так будет, так просто.

Душа разрывалась, взлетала и билась как бьются запутавшись сойки

Как будто одним беспардонным движеньем ветрам перерезало крылья

И сваи впивались подкожно, подвенно, вгрызались зубами в высотки

Со всех этажей отпуская в полёты своих парусов эскадрилью.

Она забывала, как пить забывают, как лупят по сбитым костяшкам,

И будто не чувствуют режущей боли и лупят и лупят и лупят

И мир в ее рваной кровавой ладони был в крошки раздробленной чашкой

И в нем отыскать его было так сложно, как точку с расколотой лупой.

Потом был рассвет, через тысячу жизней, он был бесконечен и глинян,

Как будто его слишком долго лепили и вот он как есть, без изъяна,

И все в нем прекрасно — и все, как хотелось, вот только чего-то не влили

Того, от чего вдруг бывает и глупо и больно, и как-то до ужаса пьяно.

И вот он стоит бородат и потрепан, и как-то по-детски отчаян

И если б на счастье давали билеты, то вот он, счастливый билетик,

И ей бы сейчас досчитать до ста весен, пойти напоить его чаем,

Но так не бывает, написано в книжках...

Она растворяется в лете.

...

«Вот, дура», устало захлопнув нетбук, Господь открывает скрижали

«Истерика», пишет, «исправить до Пасхи». Вздыхает, вскрывает пак-коды

«Ну кто ей сказал, что любовь - это гонка, что я здесь метатель кинжалов»

Ворчит и глотает остывший глинтвейн от дрожи в руках и икоты.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: такое

@темы: стихи

18:02 

внеклассное чтение

Все реки текут...
"Загадочное ночное убийство собаки"

Марк Хэддон

Мне сложно оценивать книги с какой-то другой точки зрения, кроме ощущательной. Если эта книга трогает меня эмоционально, то, как правило, я забиваю на “затянутость”, “ошибки”, отсутствие-присутствие сюжета, завершенности линий и прочее. Меня занимает только персонаж. Я проживаю с ним его жизнь, радуюсь или плачу, ругаю или одобряю... Я не умею по-другому. Вот “Загадочное ночное убийство собаки” именно такая книга, а Кристофер именно такой персонаж. Ему 15, у него аутизм, проблемы в семье, свой особый порядок вещей, любимая математика и вполне счастливая жизнь. А собака... Собаку просто кто-то убил. А все подумали сначала на Кристофера, а потом, ведь это собака, а не человек и расследовать убийство никто не стал. Никто, кроме Кристофера. А потом оказалось, что собака вообще не при чем, а книга о том, как бывает когда у человека аутизм, а надо как-то жить и справлятся с этим. А близкие люди, они ведь тоже предают иногда и приходитя бежать, а значит менять привычный уклад, а одному Богу известно, как это сложно когда тебе 15 и у тебя аутизм.

И, может быть, это тысячу раз повтор и так уже было и кто-то писал об этом, но я не могу относится к Кристоферу по-другому. Слишком он для меня реален почему-то.


"Цитатки"

@настроение: по-прежнему мд

@темы: рецензии

17:59 

хрень

Все реки текут...
Ежиная правда
(по мотивам комменто-срачей в ЖЖ)

Однажды ёж сказал что он ёж. Медведь прочитал об этом в ЖЖ и сказал, что он против. Потом в ЖЖ пришел лось и сказал, что его тошнит от того, что медведь против и он против этого. Потом еще приходили разные звери, говорят, были даже тараканы и скунсы, все долго брезговали и плевались, но не уходили. Потом пришел бобер Бот и стал нести хрень. Ёж поставил на него капчу, но бобер-то был хитер и прикинулся лисой и, вначале, долго говорил про свободу выбора, демократию и волеизъявление, потом долго и со смаком материл медведя, а потом опять пошел вразнос и стал постить невозможную хрень про фены, пылесосы, аюрведу и НЛП всем участникам ежесрача. В итоге все пересрались, Лису-бобра постановили чморить во веки веков, варить в супе и давать подсрачники, а ёж как сидел на пеньке и жрал себе яблоко, так и ныне там сидит. Нет, ну выходит иногда, за новыми яблоками-то, но в основном там, на пеньке сидит и в ус не дует, да. Ну, нет у него усов. Нет. Откуда ж у ежа усы.

@настроение: маниакально-депрессивное

@темы: безрифмовое

14:34 

ответник

Все реки текут...
аааааа, и снова с утра мое любимое: "Скажи, о чем твое стихотворение, до меня не дошло".
Ну, вот как Вам рассказать? Ну вот, смотрите, представляете себе как белок окисляет рацемический растительный покров, потом возникают ковалентные связи, которые заплетаются в кружева блюменверк и розенкант, потом энергия завершает свой космический цикл и становится опять евгленой зеленой, или там фиолетовым слоном на 15-ти-сантиметровых шпильках, поющим: OOps, I did it again. А вот когда закат, то тараканы. Нет, они не танки, у них нет чешуек. Их полимолекулярный ассоциат давно превышает ксантофильный цикл на пять миллионов кубических кристаллов. А вот если поливать их дихлофосом, то совсем другое дело. Но от дихлофоса у слона аллергия и апноэ. Поэтому никак нельзя, да. Физика очень биологическая наука на самом деле. А еще англоязычная и математика. А если не чистить флаконы под потолком, то и вовсе корень из 328. Блин, так нельзя. Такая горечь охватывает меня, любезная Катерина Андреевна, когда я думаю о корне из 328. А про улиток я вообще молчу. Они так одиноки. Скребут своими когтистыми лапками ракушечник твоего Юпитера и воют, так воют, что хочется апельсинов с майонезом. Вот посыпать их шурупами 4х8 и глотать не разжевывая. Или вот дырокол. Вы, ведь и представить себе не можете почему индейцы не носят каски. А я вам говорю, потому, что дырокол, он ведь совсем не похож на чертово колесо. А тараканы... Нет, а тараканы и точка. Это законченное предложение.
Представили? так вот стихи тут совершенно не при чем. Ну, потому что где вы их видели? Здееееесь? Оппа. Таааааак, а ну-ка смотрите мне в глаза, вытяните руки, дотроньтесь указательным пальцем до кончика носа. Вы хорошо спите? А завтракаете? А кофе пьете? А 3+2? А компас? А тапки почем брал? Ну, вот, ну, это же все объясняет...

@темы: словеса, безрифмовое

23:26 

ordinary day

Все реки текут...
Как же ты будешь

Лопнули все транзисторы и диоды,

Вечер такой, что хочется прыгнуть в Сену

Вот и философ древний ибн Авиценна

Нас поделил на гениев и идиотов.

Знал бы он как правдиво клокочет пена

Как поднимает к горлу такую рвоту...

Вот бы на боль давали такую квоту

Чтоб она не бежала волной по венам.

Чтоб она не впивалась змеей под кожу,

Чтоб она не саднила иглой под грудью -

Что с тобой, моя девочка, дальше будет

Как же ты будешь год этот злой итожить?

Время летит на огненной колеснице

Ветры меняют прошлое и погоду

Как же ты будешь жить, если он уходит,

Как же ты будешь спать, если он не снится...

Душу как будто кто-то порвал и вынул

Плакать уже не тянет, но что-то ноет

Что-то скребет пространство ночным апноэ

И разрывает нити и пуповины.

Можно ведь не любить, не ложиться в сопло

Этих дурных ракет, этих бомбомётов

Там, где его слепили, не мажут медом

Чтобы больным изюмом за ним иссохнуть.

Чтобы войти в пазы и заполнить строчки,

Чтоб не осталось клеточек и пробелов

Чтоб на его асфальтах остаться мелом -

Маленькой белой точкой.

Завтра с утра опять собираться в лего,

Веретеном уколоться - пуста как вата

Пахнет вином, лимонником и кумкватом

Спать, моя девочка, сон — это лучший лекарь...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

23:25 

нестихи

Все реки текут...
Что-то больше

А вокруг тишина и ужас, что не встречу, не выжму, не...

Если боль эта как Титаник, то она там живет на дне

В этих кратерах дней песочных, в этих ракушках стылых вен

И глотает беспечных устриц, там в моей дурной голове

Говорят ты стал тоньше линий, на тетрадных больших листах

Каждый прожитый день как будто новый взятый тобой Рейхстаг

Говорят с тобой не ужиться, все равно, что лететь с моста

А вот я б ни за что на свете не покинула блокпоста.

Если есть что-то больше мира — это солнце в твоих глазах

От него никакой рисунок не удерживается в пазах

Залезает во все подкорки и скозит изо всех щелей

И садится ко мне на плечи изваянием как Нелей

Что сидит на безмолвном камне и не смеет, увы, бежать

Я дошла до какой-то точки, до какого-то рубежа

Где вернуть тебя невозможно, а вернуться к тебе нет сил

Я глотаю застывший город, как сердечное, как карсил

Я молю тебя, Отче, Отче, ты, ведь там в небесах еси

Охраняй его больше прочих и

забыть его не проси.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

14:35 

зверское

Все реки текут...
Какие-то странные неумелые кудесники придумывают современные игрушки-удочки. Моему котэ эта Ваша хрень мышко на палочке - на один взмах лапой. А потом мне на три дня уборки маааахоньких комочков шерсти по всему дому. Как результат - 40 грн. ему же под хвост. А эти Ваши мега-современные кошачьи туалеты, химические прозрачные шарики, без ГМО и пр? Мой котэ один раз подошел, понюхал, загреб лапой и ушел поливать ванную.
А игрушки-пищалки? Они пищат как малолетние щенки, и сОбак сгребает их под лапы и начинает выхаживать. Как результат 2 раза в год ложка и тонны камфоры. Вот, скажите, я могу после этого любить производителей звериных игрушек? Я молчу уже про то, что все Ваши обычные, не пищащие "зуболечебные", самые якобы крепкие и прочные, моей собаке ровно на два дня. Почему Вы не пишете на них, что прочные они только если ВОООБЩЕ не давать их собаке, а положить на полочку и любоваться? Или вот мячики на веревочке. Веревочка, это первое, что Ева сгрызет. 10 минут и готово. Мячик без веревочки. Еще 10 минут и ... нет мячика.
Единственное, что пока почему-то трудно дается сОбаку - тарелки для фрисби. Не знает с какого боку к ней подойти. И вот тут молодцы, я считаю, можете же, когда хотите. В общем это, работайте над собой, что ли... и люди к вам потянутся.

@настроение: не доброе

@темы: филингс, словеса, шиток

02:21 

кардиограммы пустых слов

Все реки текут...
***
купила хуйню. очень красивую, но бесполезную хуйню. сижу и удовлетворяюсь эстетически.
***
в кои-то веки хотела поесть пирожок вкусный, а в скаймолле оборвался потолок.
***
иногда ощущаю себя таким piece of junk, ненужным и неважным, потом думаю - а кто покормит кота вечером - и включаю моторчик и приклеиваю смайлик.
***
слушаю польскую музыку, ощущение сродни глухому - вибрация есть, ответка есть, а вот о чем - хз. хочу выучить польский. и греческий. и суахили.
***
мне нравится не отвечать на телефонные звонки и растворяться в толпе. мне нравится, что все мои маршруты в обход - на данный момент так даже интересней. я точно выиграю квест.
***
«Мечтатели»
больное кино на ночь. как таблетка, для успокоения совести или что там еще. счастливые билетики сняты с производства. у каждого своя нормальность...

@музыка: Hey - Stygnę

@настроение: тирлим-бом-бом

@темы: словеса, филингс

02:19 

what is love

Все реки текут...
"Школа - это суровая необходимость, ничему полезному там не учат."

И вот я подумала, что на самом деле школа учит. Но не тому, чему по идее должна учить. То есть это сопутствующее. А на самом деле она учит выживанию. Такой жестокой борьбе за жизнь среди себе подобных. Потому, что если в детском садике ты еще можешь безнаказанно дать в ухо тому, кто отобрал у тебя совочек, то в школе уже полно особей, жаждущих мести... или просто больных. Господи, такого засилия психологических и психических страшных отклонений, как в школе, среди учителей в основном и на ранней стадии среди детей, нет нигде. Это я вам как учительский говорю. То есть, типо, ответственно заявляю. Я могу назвать двух людей, которым я благодарна. Вот с ходу. Ну, трех. А остальные - это свод разнообразных отклонений, в разных степенях причинивших мне дискомфорт и неудобство. Учительница математики люто ненавидевшая всех девочек просто потому, что они девочки, а ей 60 и она одна. Учитель труда младших классов, навсегда отбивший во мне желание рисовать, лепить и делать разнообразные поделки своим "Господи, какое уродство, ты совсем что ли ничего не умеешь?" на мои жалкие попытки что-нибудь слепить или нарисовать. Учительница биологии-анатомии, чьи уроки люто ненавидел весь класс, потому, что если ты не умеешь нарисовать на доске евглену зелену, рассказать про родину пасльонових или, не дай Бог, про строение клеток, то ты не человек и тебя надо морально убить вот прямо здесь и сейчас, при всем классе - засовывать под ногти каленые иглы - ничто по-сравнению с этим моральным унижением для девочки-подростка. Классная, которая перед самым выпуском испортила нам выпускную газету, которую мы рисовали всем классомм два месяца, а потом пришли наутро, а она вся переделанная, тупо, с вайтаутом поверх старых надписей. "Ей не понравились наши надписи" - все просто...
Одноклассники. Одноклассники это отдельная тема. Жуткая тема, надо сказать. Особенно когда тебе объявляет бойкот весь класс просто за то, что мальчик написал тебе признание в любви, а еще ты учительская дочка. И никто с тобой не разговаривает месяц.И натравливает на тебя своих старших сестер и братьев, которые ловят тебя по углам и обещают отлупить, постричь налысо, весь набор... И весь этот месяц ты играешь в игру "только не зареветь", а к концу становишься дерганой истеричкой. Или вот когда мальчик-одноклассник, который тебе нравится со всей дури лупит тебя с ноги в живот за то, что ты отказалась за него дежурить. А потом при всех натягивает тебе перед контрольной кенгурушку на лицо и завязывает на узел так, что тебе ничего не видно и развязать ты не можешь. А учитель выгоняет тебя из класса и ставит неуд потому, что ты, якобы издеваешься над ним.
Но я усвоила уроки. Я научилась быть одна против всех, на самом деле это совсем не страшно и можно жить. Я научилась давать сдачи словесно сильнее и больнее, чем физически. Вот только рисовать так и не научилась. И ненавидеть еще. Никак не научусь. И слава Богу, наверное.
***
В мире, где полно придурков, приятные люди воспринимаются как уроды — чисто статистически.
***
Если б все было так просто и люди с одними генами всегда бы друг друга любили, существовала бы какая-то элементарная система опознавательных признаков, чтобы они могли друг друга различить в толпе. Например, на лбу у них загорались бы лампочки, или где-нибудь начинало бы тикать, когда поблизости проходил кто-то из родственников. Тогда бы мы знали: вот идет человек, с которым мы связаны кровным родством, даже если раньше его никогда не встречали. И сразу бы в нас рождалась Любовь! К сожалению, дела обстоят иначе. По истории мы постоянно проходим, что люди налево и направо убивают своих матерей, отцов, братьев и сестер ради того, чтобы унаследовать трон или что-то в этом духе.

Да сам Бог, говорят, и тот убил своего единственного сына.

***
А стена, когда с ней заговаривают, невозмутимо молчит. Стена, она такая – ей бесполезно доказывать, что она не права.
***
Мне, пожалуйста, религию с недельным сроком аннуляции заказа, вдруг разонравится!
(с) Катарина Масетти "Между Богом и мной все кончено"

@темы: Музыка, рецензии, словеса

17:11 

а они все пишут и пишут

Все реки текут...

До среды

Я хочу чтоб меня не трогали в этот долбаный новый год,
Не грузили своими прогами, не ходили в мой тихий брод...
Не любили когда не любится, не писали в своих стишках,
На моей некрасивой улице таких "любящих" целый шкаф...

Они водят по кругу круглыми дураками свой хоровод
Вышивают узоры уггами тычут факелы в небосвод
Там душой и не пахнет, Господи, там сплошная дыра миров,
И добра у них целый воз, поди, но они ему роют ров

И босыми ступают ступнями по разбросанным там углям
И улыбки как будто куплены и приклеены на тяп-ляп
Я хочу чтоб меня не трогали, а они ускоряют шаг
И грохочут пустыми тогами и кричат свое злое "ша"

"Мы ж для правого дела, деточка, мы же добрые, вот-те ей,
Вот тебе твоя клетка-клеточка, вот-те циферка, вот елей
Не ходи дальше белой линии, там неведомо что живет
Там кукушкой кукуют филины, там Кощей надорвал живот

И про съеденных Красных шапочек сочиняет веселый бред..."

В моем номере мало лампочек, я по по-моему в декабре,
И у этих кромешных сумерек есть какое-то волшебство
И оно до безвольных судорог достает это "большинство"

Что кричит под моими окнами, что не любит и не летит
Буду петь пока вы там мокнете маму вашу туда етить
Разорву себе глотку песнями, буду хрипом, но буду петь
Вот бы было веселья если бы стала озером ваша ледь...

Ваша черная пустота внутри, бесконечная стынь песков
Отражается в зеркалах витрин, виснет магнумом у висков...
Я посмела смеяться, Господи, я посмела читать следы -
Говорят года високосные изнутри выедает дым

И мы станем темнее полночи, и мы станем светлей воды
До среды.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: конфьюзд

@темы: стихи

02:01 

такое

Все реки текут...
Было написано на конкурс "Музыкальная шкатулка" на одном из сайтов, по просьбе друга. Заняло третье место у жюри и первое в народном голосовании.

Блюз - это когда хорошему человеку плохо (с) чье-то

Тихий блюз

Потому, что глаза гостинниц глядят из блюдц,
Нарисованных на асфальте слезами снега,
Он выходит на крышу, зовет ее тихо “Мэган”
И заводит холодным звездам свой тихий блюз.

В этом блюзе сто тысяч "знаешь" и десять "но",
И про то, что в одном - так точно был прав Декарт -
Что распоротым черным небом летит декабрь
И ложится на правый борт, рассекая дно.

Потому, что гитарный шепот похож на крик,
Потому, что сильнее неба никто не смог...
Потому, что пустые души глотает смог,
Медиатором разрывая на раз, два, три.

Он зовет ее тихо "Мэган" и пляшет ночь
На разбитых своих столах, будто взорван мир..
И дрейфующий в никуда чемодан с людьми,
Он, как воин...
сам,
среди остальных тамагоч..

«Если есть где-то Ангел в небе, то это ты,
Если ты меня там услышишь, то я — поэт»
Он играет на рваных струнах сто сорок лет
А она ему подпевает там с высоты.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

Попытка быть собой

главная