Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
01:52 

стихов или как там называется

Все реки текут...

Именно так, включить трек, слушать и читать.

Пепел

Hey, love, stay the fuck out of my home (c)

В общем ее размыло. Вытрясло. Разбросало.
Как там еще бывает любить без дна.
Тот, кто придумал этот дурацкий слалом
Знал, что тоска на выдумки не бедна.
Как же ломает, Господи, как же душит,
Как же на каждый шорох болит в висках
Вот он сидит фальшив весь и весь натужен,
Молча сидит и глушит дряной вискарь.
Вот он чужой, хороший, дурак, предатель,
Вырвать бы сердце с корнем и греть в горсти,
Как же ты, Отче, знаешь кого по дате
Пальцами ватными на нелюбовь крестить?
Вот он сидит и смотрит и пусто-пусто,
Там у него в глазах и в ее внутри,
Пальцы сжимают пальцы почти до хруста,
Кофе вгоняет в спячку, а не бодрит.
Сколько их было — чашек на пол-глоточка,
Каждому чтоб досталось, всего по два...
«Господи, ты уверен, что это точка?
Господи, ты уверен, что я жива?»
Вдох на разрыв аорты и воздух давит,
Будто сто тысяч лье над тобой плывет,
Слушай, я будто знаю, что понял Авель,
В ночь когда брат ему распорол живот...
Слушай, я будто знаю, что боль как молот,
Это не та, что режет и плавит плоть,
Это когда ты яблоко проколола,
А изнутри весь высох и сдулся плод.
Больше, чем эта пустошь ничто не крошит
И не кричит на выдохе битым зверем
Авель как пить дать знал, что он будет брошен,
Но все равно любим... от любви — по вере.
Слушай, а впрочем, знаешь, я отпускаю,
Ямочки, скулы, точки, крестцы, прожилки...
Я отпускаю, «Каин», ты слышишь, «Каин»,
Там без меня как будешь? Скажи мне: «Жив ты?»
Вот он сидит не мой, все отдал, все отнял,
«Что ж ты так бьешь под дых — что ж тебе неймется?»
Пусто в глазах, так пусто, как дно колодца -
«Ну же, бросай быстрее, хороший, вот я».
Пепел струсила с пальцев, сглотнула, встала,
Вытрясло, разбросало, статична тьма,
«Дай мне, Господь, теперь не сойти с ума
И еще по дороге чтоб не шатало»...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

02:57 

письмо

Все реки текут...
Я не знаю как любят дочек, я ведь выжат и обесточен, где-то слева дыра, смотри. Я на раз выхожу из окон, я на два расплетаю кокон, я тебя не люблю на три. Я китайский дурной болванчик, вот ведь штука — а был ли мальчик или все замела зима. Я пишу тебе в смсках, что мне плохо и трудно, дескать, как ты там, как всегда сама? Я не знаю как плачут мачо, как уходят и что-то значат, у меня вместо сердца лед. Я молчу в телефонных трубках, я впитал междустрочья губкой
помни главное - я не тот. Я не знаю как любят дочек, кошек, ветер и одиночек, я устал от себя. Я — мим. Как холодное дно бутылки, режет дулом своим затылки и как ангелы чистят нимб... я не знаю. Пишу на окнах что не в ту микросхему воткнут, что зажат между двух миров. В пальцах тянет, зажаты нервы, а была ли зима? Ты первой выходи в тишину дворов... Я не помню как любят. Точно. Я распахнут, распят, порочен. Я расчетлив и междустрочен, многоточен, испит, отсрочен, жалок, выжат, добит, непрочен, я хожу у твоих обочин весь из сердца и червоточин, весь из крестиков, пуль и прочих, тех, что стали важней, а впрочем...
Так ли важно все это, Кэт?
Ты ведь знаешь — корявый почерк, окна настеж и пистолет. Мы не виделись тыщу лет, так что я не могу короче. Анаболики, сигарета, в кровь разбиты душа и пальцы мы же гордые, мы — страдальцы, первой изморозью согреты.
Только знаешь, по водосточке мишура и фальшивка, прочно... Ты... роди мне, пожалуйста дочку.
Точка.

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

02:56 

старое

Все реки текут...
Проточтонеговорится


Когда-нибудь лет через надцать,

Она будет беззубой старухой сидеть в темноте

И улыбаться. И думать что надо б остаться,

Что стирки на целых полгода, что дети пошли не те.

Что кролики все по норам, никто не приходит выпить,

Что муж ее — старый боров, что ночью кричится выпью,

Что жизнь это сука, сука... что память всегда без стука,

Что где-то была базука, решить бы все разом, но

Она, зажимая ладонью звуки, поет... как в немом кино.

И стынет за домом лето, она до краев раздета,

Как если бы взяли душу и выпили всю. До дна.

Одна, сто веков одна. Дурацкий упрямый счетчик

И эхо звучит все четче. Кто слышит его? Никто.

И эхо летит винтом. Кто вспомнит сейчас о том,

Как жались к друг другу скулы, как поезд дошел до Тулы

И встал на сто тысяч лет. Как кто-то достал билет

И грел об него ладони... Как спорили про диалект,

какой-то деревни в Гизе, и муж ее, он же физик,

сказал, вдруг, что Бога нет. А все засмеялись, глупый,

вот вырастешь и посмотрим откуда берется свет.

Про то, что киты не тонут, про то, что весна с петель.

Все выросли. Все не те. Все вязнут в своих хрущовках,

как будто невозвращенки, как будто обратных рейсов

оттуда не подают. Все думают про уют, Про столики

из Икеи, про чашечки из Старбакса, про разный говеный шит.

А в горле ее першит и тонет в стакане Пасха,

ключей на комоде связка и нет никакой души.

Эй, Элли, зачем ходила ты в свой Изумрудный город,

молчи, нет, не надо, пой. Слова, как вода за ворот

засохшая мандрагора, не твой корешок, не твой.

Jack Daniels, пачка Rothmans, часов равномерный бой...

Вот вышла б за Дровосека и жизнь была бы другой...

Была бы наверное дочка, смеялась бы нотой соль

пила бы ее по глоточкам, звала бы ее Ассоль.

И Боженька бы в ладонях держал бы ее и в сми,

Писали бы будто ангел пришел в этот чертов мир.

Жила б, например, в Париже, на улице Вижирар

И был Дровосек бы рыжим, и звали б его Жерар,

Хотя лучше б звали Ником, какой из Жерара муж.

Она бы за ним что в космос, что на эшафот, что в глушь...

И он приходил бы в восемь, смеялся б, готовил чай

И грел бы ладонью простынь и гладил бы по плечам

И дождь бы купал тюльпаны, выгуливал бы озон,

И белые вспышки молний летели б за горизонт...

И Элли встает из кресла, щекочет щеку платок,

В груди что- то жжет и тесно, и руки как кипяток...

И губы сжимают звуки и ставят их на Capslock

И в небе смеются звезды и вертится потолок...

Проснулся бы кто от крика, но все в это время спят

И бьются в виски минуты — четырнадцать, двадцать пять

И маленький мальчик тихо, исследуя каждую пядь

Целует ее в запястья, в рубашке до самых пят.

Вставай, мама, слышишь, мама? Ну что ты? Болит? Опять?

И вроде бы отпускает, не вспарывает живот,

И Элли целует Кая, и дальше себе живет...


badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

@темы: стихи

23:18 

такое

Все реки текут...
И эта девочка

Луна смеется да ветер воет
И ночь по небу как ножевое
Вспорола вечность, погнув края.
А эта девочка не твоя.
Она стоит на краю обрыва
И вечность лентой в подоле криво
Ползет как будто она змея.
В кольцо сомкнулись в ней инь и янь.
Чихает смогом ночной Пхеньян,
И Будда курит большой кальян
И улыбается, будто пьян.
А ей смешно быть тряпичной куклой
И боль в горшочке давно протухла
Кардиограммы не лезут в паззлы,
Она ответит ему отказом.
Ну, было девять, а стало десять,
И ритм рваный у этих песен
И с амплитудой у них напряг.
Тридцать второго же мартобря
В двенадцать ровно по Стоунхенджу
Одним отчаянным станет меньше
Он разорвет этот вечный круг.
Ей не хватает тепла и рук
В которых можно уснуть, забыться
И дни меняют замки и лица
Как церковь божая Пирогощи,
Она — фарфоровая наощупь,
Китайский хрупкий такой фарфор.
Следы песочные от ботфорт
И шепот чаек и кофе в чашке
И бой курантов и крик молчащих...
Она на цыпочках, это танец,
И этот, вежливый как британец,
И тот холеный, но очень лживый...
Не цепенеет, не стынет в жилах,
Не остается колючим шрамом
На тонкой коже ее. У храма
Колокола не звенят, а плачут,
Она не может уже иначе -
Она поломана вся, побита
И кто-то ходит всегда гамбитом
В ее последней большой игре.
И точек нет здесь, одни тире,
После которых она не воин,
После которых и мир раздвоен
И как-то скомкан, как лист бумаги.
А в ней давно уже нет отваги,
Чтоб встать и драться за право быть.
Такси считает свои столбы,
И чьи-то окна и перекрестки
И счетчик бьется в виски так хлёстко,
Как будто кто-то расправив плеть,
Решил добить, чтобы знала впредь,
Как это больно когда под дых.
Она же соткана из воды -
вода все стерпит, вода все смоет
Обиды вытрутся слой за слоем
И пустота станет. Пустота.
И только небо. И дым с моста.
И эта девочка. Как с креста.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:57 

Пеппи и чудовище

Все реки текут...
В сказках всегда все правда, запомни, детка,

Это, ведь, не вендетта, а так, вендетка -

Жалко смотреть как маешься — выбрось вон -

Пеппи живет с чудовищем, на излом.

Пеппи страдает манией, пьет Бурбон,

Каждым воскресным утром стекольный звон,

Каждой безлунной ночью беззвучный плач

Пеппи сама и жертвенник и палач.

Куклы закончились, волосы пахнут хной,

Ищет причалы вечный скиталец Ной

В пятой живет Пьеро — наркоман и гей

Весь в нелюбви, молчании и цинге.

Если бы знать, что будет — могло б не быть,

Не собирать камней, собирать грибы,

Не залюбить до боли, до крови, до...

/Бьются стихи в лицо прикладным дзюдо/

Пеппи живет на крыше и крыша — дом

Весь ее мир под крышей - спплошной Содом.

Страшила уходит в полночь, за сто парсек,

За белой стеной Алиса и Дровосек

Целуются в губы, плачут и, выпив чай,

О чем-то подолгу молятся и молчат.

В коморке за черной дверью цветет бонсай,

Они говорят все глупости, все бросай

Чудовища не меняются, вот-те зуб...

У Пеппи от них мигрень и подкожный зуд.

Кто, кроме него мог ложиться на сгиб плеча

И виснуть холодным рубищем палача

Звенеть у нее внутри будто злая медь

И силится то взлететь, а то зареветь?

Он больше, чем вся вселенная, больше звёзд

Он в ней беспрестанно ширится в весь свой рост

И колет под сердцем кривой и больной иглой

За что он такой, зачем он такой с ней злой?

Включать во всю громкость Muse и кричать, кричать

Чтоб крик застревал в бетоне и кирпичах

Чтоб бился в молчанье ударной слепой волной.

Они говорят «Малыш, ну ты что, не ной»

Он просто тебя не любит и в этом суть

В Бордо за его любовь не дадут и су

Но он так смеется, Господи, так молчит

Как будто с мороза рвутся шарики алычи...

Как будто луна спускается на квартал

И все корабли на свете плывут к портам.

Алиса считает звезды, Пьеро бьет в гонг

Они говорят «ты села в пустой вагон»

Оставь его, яд змеиный его любовь

Такого, как он заменит тебе любой

И Пеппи молчит, улыбается, пьет Бурбон

Луна в окне извивается и кривляется как гиббон

Чудовище открывает дверь ее без ключа

Пустую свою любовь за собой волоча.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:56 

Никогда

Все реки текут...
И он отворачивается от нее и гордо уходит, сжимается в кулачок и шепчет сквозь зубы - там что-то зачеркнуто - силы небесные, хочется прямо догнать его со всей мочи и чем-то тяжелым треснуть -ну сколько можно вестись на веревочке на все эти войны словесные и ложкой в душе котлован ковырять, смеясь от бессилия, как дурачок... Иди, поцелуй невесту.

Она отворачивается от него и гордо уходит, и плачет потом весь день и пьет Блади Мэри и виснет сломавшимся энерджи-зайчиком на полуслове. Хочется прямо догнать ее со всей мочи и гладить хрупкие пальчики и говорить, говорить, говорить. И ложиться под поезд под Нальчиком и вставать под Парижем... и быть веселей и богаче. И вместе. Везде. И светлого мальчика.

Она растекается по проспектам, он застывает во всех фонарях и журчит, как вода.

Они отворачиваются на восток и гордо уходят. страдать и ссориться. Никогда.

Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

22:33 

она говорит

Все реки текут...


Элеонора

И ей было тихо до дрожи в коленках и так невозможно хуево,

Что дождь забирался змеёю под кожу и рыл там заветные норы,

Она высыпала песок из ладоней по берегу южной Айовы,

И в пальцах катала беззвучное имя того, кто звал ее Элеонорой.

Мерзавцем он был и мерзавцем остался, пятном на потрепанных джинсах,

Но столько любви в этих трепетных скулах, что были бы силы прижаться

Она на коленях, иголки по пальцам и шепотом: «Господи, сжалься,

Возьми мое сердце, оно не обманет, вот ей-те, могу побожиться».

Не плакалось, сдохнуть, казалось бы проще, чем свет добывать из тоннелей,

Засыпанных штолен, заваленых башен, не взятых чужих бастионов,

Она засыпала под взрывы звонков и шарахалась громкой шрапнели

Чужих голосов, что настойчивым гулом могли подрывать стадионы.

И время скользило по венам и скулам, и время — бессовестный воин,

Катаной пороло по швам, по-живому, кромсало, калечило, рвало,

А тот, кто хотел их свести воедино назло разделил их по двое,

И выделил им на бумажных конвертах красивые чудо-овалы.

Пустоты, пустоты, пустоты, пустоты, бетонные злые коробки,

Мужские духи, ненадежные руки, бесплотная смятая простынь

Кольцо злой дугою, браслет на запястье — наручники, вечные пробки,

Не важно, не сложно, стереть и забыться, так нужно, так будет, так просто.

Душа разрывалась, взлетала и билась как бьются запутавшись сойки

Как будто одним беспардонным движеньем ветрам перерезало крылья

И сваи впивались подкожно, подвенно, вгрызались зубами в высотки

Со всех этажей отпуская в полёты своих парусов эскадрилью.

Она забывала, как пить забывают, как лупят по сбитым костяшкам,

И будто не чувствуют режущей боли и лупят и лупят и лупят

И мир в ее рваной кровавой ладони был в крошки раздробленной чашкой

И в нем отыскать его было так сложно, как точку с расколотой лупой.

Потом был рассвет, через тысячу жизней, он был бесконечен и глинян,

Как будто его слишком долго лепили и вот он как есть, без изъяна,

И все в нем прекрасно — и все, как хотелось, вот только чего-то не влили

Того, от чего вдруг бывает и глупо и больно, и как-то до ужаса пьяно.

И вот он стоит бородат и потрепан, и как-то по-детски отчаян

И если б на счастье давали билеты, то вот он, счастливый билетик,

И ей бы сейчас досчитать до ста весен, пойти напоить его чаем,

Но так не бывает, написано в книжках...

Она растворяется в лете.

...

«Вот, дура», устало захлопнув нетбук, Господь открывает скрижали

«Истерика», пишет, «исправить до Пасхи». Вздыхает, вскрывает пак-коды

«Ну кто ей сказал, что любовь - это гонка, что я здесь метатель кинжалов»

Ворчит и глотает остывший глинтвейн от дрожи в руках и икоты.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: такое

@темы: стихи

23:26 

ordinary day

Все реки текут...
Как же ты будешь

Лопнули все транзисторы и диоды,

Вечер такой, что хочется прыгнуть в Сену

Вот и философ древний ибн Авиценна

Нас поделил на гениев и идиотов.

Знал бы он как правдиво клокочет пена

Как поднимает к горлу такую рвоту...

Вот бы на боль давали такую квоту

Чтоб она не бежала волной по венам.

Чтоб она не впивалась змеей под кожу,

Чтоб она не саднила иглой под грудью -

Что с тобой, моя девочка, дальше будет

Как же ты будешь год этот злой итожить?

Время летит на огненной колеснице

Ветры меняют прошлое и погоду

Как же ты будешь жить, если он уходит,

Как же ты будешь спать, если он не снится...

Душу как будто кто-то порвал и вынул

Плакать уже не тянет, но что-то ноет

Что-то скребет пространство ночным апноэ

И разрывает нити и пуповины.

Можно ведь не любить, не ложиться в сопло

Этих дурных ракет, этих бомбомётов

Там, где его слепили, не мажут медом

Чтобы больным изюмом за ним иссохнуть.

Чтобы войти в пазы и заполнить строчки,

Чтоб не осталось клеточек и пробелов

Чтоб на его асфальтах остаться мелом -

Маленькой белой точкой.

Завтра с утра опять собираться в лего,

Веретеном уколоться - пуста как вата

Пахнет вином, лимонником и кумкватом

Спать, моя девочка, сон — это лучший лекарь...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

23:25 

нестихи

Все реки текут...
Что-то больше

А вокруг тишина и ужас, что не встречу, не выжму, не...

Если боль эта как Титаник, то она там живет на дне

В этих кратерах дней песочных, в этих ракушках стылых вен

И глотает беспечных устриц, там в моей дурной голове

Говорят ты стал тоньше линий, на тетрадных больших листах

Каждый прожитый день как будто новый взятый тобой Рейхстаг

Говорят с тобой не ужиться, все равно, что лететь с моста

А вот я б ни за что на свете не покинула блокпоста.

Если есть что-то больше мира — это солнце в твоих глазах

От него никакой рисунок не удерживается в пазах

Залезает во все подкорки и скозит изо всех щелей

И садится ко мне на плечи изваянием как Нелей

Что сидит на безмолвном камне и не смеет, увы, бежать

Я дошла до какой-то точки, до какого-то рубежа

Где вернуть тебя невозможно, а вернуться к тебе нет сил

Я глотаю застывший город, как сердечное, как карсил

Я молю тебя, Отче, Отче, ты, ведь там в небесах еси

Охраняй его больше прочих и

забыть его не проси.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

17:11 

а они все пишут и пишут

Все реки текут...

До среды

Я хочу чтоб меня не трогали в этот долбаный новый год,
Не грузили своими прогами, не ходили в мой тихий брод...
Не любили когда не любится, не писали в своих стишках,
На моей некрасивой улице таких "любящих" целый шкаф...

Они водят по кругу круглыми дураками свой хоровод
Вышивают узоры уггами тычут факелы в небосвод
Там душой и не пахнет, Господи, там сплошная дыра миров,
И добра у них целый воз, поди, но они ему роют ров

И босыми ступают ступнями по разбросанным там углям
И улыбки как будто куплены и приклеены на тяп-ляп
Я хочу чтоб меня не трогали, а они ускоряют шаг
И грохочут пустыми тогами и кричат свое злое "ша"

"Мы ж для правого дела, деточка, мы же добрые, вот-те ей,
Вот тебе твоя клетка-клеточка, вот-те циферка, вот елей
Не ходи дальше белой линии, там неведомо что живет
Там кукушкой кукуют филины, там Кощей надорвал живот

И про съеденных Красных шапочек сочиняет веселый бред..."

В моем номере мало лампочек, я по по-моему в декабре,
И у этих кромешных сумерек есть какое-то волшебство
И оно до безвольных судорог достает это "большинство"

Что кричит под моими окнами, что не любит и не летит
Буду петь пока вы там мокнете маму вашу туда етить
Разорву себе глотку песнями, буду хрипом, но буду петь
Вот бы было веселья если бы стала озером ваша ледь...

Ваша черная пустота внутри, бесконечная стынь песков
Отражается в зеркалах витрин, виснет магнумом у висков...
Я посмела смеяться, Господи, я посмела читать следы -
Говорят года високосные изнутри выедает дым

И мы станем темнее полночи, и мы станем светлей воды
До среды.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: конфьюзд

@темы: стихи

02:01 

такое

Все реки текут...
Было написано на конкурс "Музыкальная шкатулка" на одном из сайтов, по просьбе друга. Заняло третье место у жюри и первое в народном голосовании.

Блюз - это когда хорошему человеку плохо (с) чье-то

Тихий блюз

Потому, что глаза гостинниц глядят из блюдц,
Нарисованных на асфальте слезами снега,
Он выходит на крышу, зовет ее тихо “Мэган”
И заводит холодным звездам свой тихий блюз.

В этом блюзе сто тысяч "знаешь" и десять "но",
И про то, что в одном - так точно был прав Декарт -
Что распоротым черным небом летит декабрь
И ложится на правый борт, рассекая дно.

Потому, что гитарный шепот похож на крик,
Потому, что сильнее неба никто не смог...
Потому, что пустые души глотает смог,
Медиатором разрывая на раз, два, три.

Он зовет ее тихо "Мэган" и пляшет ночь
На разбитых своих столах, будто взорван мир..
И дрейфующий в никуда чемодан с людьми,
Он, как воин...
сам,
среди остальных тамагоч..

«Если есть где-то Ангел в небе, то это ты,
Если ты меня там услышишь, то я — поэт»
Он играет на рваных струнах сто сорок лет
А она ему подпевает там с высоты.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

18:02 

рассказать бы

Все реки текут...


(прошлогоднее)

Комом

А то, о чем им неизвестно, называется одиночеством,

Да таким, что скребет изнутри тебя мелким зверьком

И поп-корном в их адских машинках тебя разрывает...

Как будто бы мир развернуло на градус и он как-то тоньше стал

Да таким, что ты еле вмещаешься под его козырьком

И стоишь как дурак на носочках, вцепившись в сваи.

А то, о чем им неизвестно называется о-тебе-тоска

Как наждак по стеклу убивает подреберным рёвом

И такую вселенскую нежность к тебе изнутри достает

Как будто она там, на дне три столетья лежала во чреве песка

Где-нибудь между Небраской, Миссури и берегом южной Айовы

И не шевелилась в сторону сердца ни на единую из миллиарда йот...

А то, о чем им неизвестно называется не-сойти-с-ума

Все будто сон, что похож на колючую рабицу в мелкую клеть.

Через рабицу даже не видно какого ночь цвета.

Невесомость как плотный вакуум, пересоленная бастурма -

Комом в горле и между ребер и крошится в песок и ледь -

Перемолота, перекрошена, перечеркана, перепета...

А то, о чем им неизвестно называется два шажочка по парапету...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: дайте лето

@темы: стихи

22:49 

про неодиночество

Все реки текут...


А вона живе собі тихо

А вона живе собі тихо і збирається вийти заміж до Спаса
І кожного вечора відчиняє балконні двері і дивиться в зорі
Сердце моє, що таке тобі сниться там, на сузір'ї далекого Волопаса,
Що ти ллєш мені в руки усі ці краплини легкі і прозорі?

А вона рахує століття і вміщається у поштівках з Нью-Йорку,
Такою несправжньою, мов та тінь що летить понад хмарами птахом...
Серце моє, що таке тобі пишуть в листах стислим почерком всі ті невдахи,
Що вони нависають бетонними плитами і намотуються на підкорку?

А вона не може ні дихати, ні стискати долонями білими скроні
І кожного, хто до неї торкнеться перетворює на льодову скульптуру...
Серце моє, що, скажи, вона робить не так, коли б'ється у тебе у грудях, мов дура,
Наче б'ється з нестерпними спазмами і не може здолати їх хронік?

Сердце моє, чи ти бачив того, хто їй пише ті довбані липові ролі
Ті красиві симфонії, ті не-про-нас партитури?
А вона не говорить про головне, вилітає в останньому турі,
Наче той, хто писав їй сценарій змінив всі важливі слова, всі можливі паролі...

І вона живе собі тихо і по п'ятницях ходить гуляти в сталеві міські лабіринти
В трек-листі її Muse і Deloris, тиша, дощ у Нью_Йорку, твій голос...
Сердце моє, розкажи, чи буває ще більше “не так” і ще більше фігово,
Наче ти віддаєшь свою душу, мов хліб, зголоднілому незнайомцю
і він з'їдає її до скоринки?

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

З.Ы. надо бы подправить... Но лень...

@темы: стихи

17:19 

из ненаписанного

Все реки текут...
Где-то здесь

Здесь светят пустыми фарами за перелески
И ходят по тонким линиям острых лезвий
Чем ближе живешь, тем больше ты здесь не местный
И каждое слово как будто назло, в отместку,
И каждый жених бесприданный и все безневестны.
Здесь кличут пустыми окнами за океаны,
Сливают следы и знаки на дно пиалы -
И каждый цветок как минимум икебанный,
как максимум царь горы.
Здесь все как один икары, иконы, анны -
Здесь молятся на Уиллиса и Киану
Все местные антонины и марьиванны.
А белочки не гуляют по дну саванны
И рыбы не мечут икры.
Привет тебе, символ мужества и свободы
Смотрюсь в тебя как в себя и дышу на воду
Мы все здесь не по уставу и самоходом
Мы все здесь лишь часть игры.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: говорить с тобой

@темы: стихи

15:33 

не шедевр

Все реки текут...
Никто здесь не

Никто здесь не любит такого как ты — все время в депрессии
Они ведь все Нострадамусы, все Вольфы Мессинги -
Такого расскажут да напророчат -
Здесь все, мол, червиво, нелепо, порочно -
Напишется красным в красивый подстрочник
И будет мигать еженочно. Нарочно.

Никто здесь не любит такого, как ты — внутри-параноика,
Давай-ка порадуй нас, детка, душой своей новенькой
И знаком почетным красиво отмеченной.
Носи ее бережно, в белом чехольчике клетчатом
По правилам избранных надо б беречь ее...

Вот против души предоставить мне нечего...
Нет против души адекватного лечива.
Нечего.
Нечего.

Никто здесь не любит такого, как ты — заруби себе деточка
Здесь каждому выдан красивый кружочек и каждому клеточка
Здесь нет настоящих и ненастоящих,
Здесь куколки сами вылазят на ящик
И строятся в ряд и под солнцем палящим
Стараются петь и смеяться почаще.
Ты дерни за ниточку, здесь тебе спляшут...

Никто здесь не любит такого как ты — без-имени-отчества
Они ведь как минимум все здесь шедевры небесного зодчества
И ты не дури, становись плечи-в-плечи
На их «всепланетном» внеплановом вече
Ты тоже был в списках отмечен давече -
Тебе станет легче, они таких лечат-
Играй в проигравших, в банальный «чет в нечет» -
Авось покалечат. Любить будет нечем.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@настроение: плевать в потолок

@темы: стихи

17:56 

считалка

Все реки текут...
Раз. Два. Три.

А по небу звезды и трассера
Словно нож по брюху вспороли синь
Ей до дрожи страшно тебя просить
Не звонить с утра.

В этой невозможной войне с собой
Побеждает тот, у кого ключи
Посмотри в глаза ей и не молчи
Завтра снова в бой.

Циферблат застыл на отметке ноль
Ничего вперед, ничего назад -
Поворот налево и по газам -
Так и лечат боль.

У нее внутри жгут пески пустынь,
Переломано, перебито все,
На ладонях ветра ее несет
В ледники и стынь.

Береги ее, за стеной дорог,
Не прочтешь весну, не услышишь крик,
Города и сны у нее внутри
Разрывает смог...

Не читай вчерашних стихов, сотри
Раз - она допивает черничный чай,
Два — на спидометр - Господи- на рычаг
Три...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

01:10 

летнее

Все реки текут...


Это когда так июльно, что даже стихово,
Это когда на краю, но, пожалуй, не с краю,
Это когда в реки слез превращается холод
И все ветра на земле запевают ольхово
И прилетают из самых далеких окраин...

Луны спускают с небес свой застенчивый хобот
Стрелки застыли на восемь, а восемь не прайм,
Нет больше сна, ни хорошего нет, ни плохого...
Что там писал о тебе в нотном стане Бетховен?
Это когда просто любят, а не выбирают.

Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

23:34 

кто получит приз за шизофазию?

Все реки текут...
Она говорит

Она говорит, ну что ты, хорош реветь
Все это в твоем больном, воспаленном сознании
И змеи, плетущие черные злые клубки по всей твоей Нарнии
И маленький мальчик с плетью в песочнице, требующий внимания,
И бьющий концом этой плети по чьей-то игрушке, по-моему это медведь.
И Бог, отнимающий плеть.
Она говорит, ну что ты, садись, смотри,
Вот ветер несет под купол небес прозрачные пузыри,
И ты можешь сжать их в холодных ладонях не лопнув ни одного, бери.
На раз она тихо вдыхает слова в них, стихи выдыхает на три
На два там дождем шелестят отраженья и гаснут в рассвет фонари
И солнце смеется внутри.
Она говорит, а пустошь свистит-свистит
И липнет как будто бы к пластику липнет бумажный стик,
Тебе бы выкладывать паззл из дыр, что вязнут на «да» и «прости»
И перетекают по раненым пальцам в прозрачной твоей горсти.
Ты падаешь с неба больным самолетом, тебя им не соскрести,
А нежности столько течет сквозь дыру в фюзеляже - не вынести, не унести
Не высечь по кромке лопасти.
Она говорит, и о камни стучится медь
И черный паук беззвучно плетет паучью тугую сеть
И в этой сети, как в шипящем болоте увязнут, наверно, все,
Кто не перестанет цепляться руками за эту змеиную плеть...
Она говорит, а над сгибами кистей росой выступает ледь
И не болит ничего. Нечему больше болеть.
И Бог отнимает плеть.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

16:33 

из рукава

Все реки текут...
Слишком близко

Эпиграф

Пока слова рычатся сквозь кадык,
И не танцуют, а топорщат холки...
Мы продеваем музыку в иголки
И вышиваем доброе... стык в стык.
(Blacksymphony, 'rewind')

Когда-нибудь выращу сердце второе
И буду кормить его кашей из миски,
И брошу курить этот долбаный Винстон,
И с горлышка пить передержанный виски,
И дом себе новый возможно построю,
И место прописки...

И стану ходить босиком по осколкам,
И солнце повешу в прихожей на гвоздик,
И снов твоих синих красивые гроздья
Фонарными птицами вывешу возле,
И льды твоих весен, как кошку, за холку...
Чай с сахаром? Сколько?

Ты будешь ходить ко мне в гости по средам,
Садиться на краешек, в такт вовлеченный,
И пить неизменный с лимоном и черный,
Вздыхать торопливо, молчать обреченно,
Как будто тебя кто-то бросил и предал...
Отращивать дреды,

Играть на дарбуке, писать на английском,
Читать между строк, улыбаться прохожим,
Кому-то не нужен, как будто не должен,
Звонить без пяти, забираться под кожу,
Смотреть как кружатся осенние листья,
Бросая им вслед недокуренный Винстон,
И быть слишком близким...
Среди непохожих...

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

@темы: стихи

02:02 

центр, прием, панда в микроволновке

Все реки текут...
До полного счастья не хватало обжечь ладонь, сидеть теперь с солью на ране и выть. Хорошо хоть груши есть, мои любимые, самые зеленые и твердые, но того, как я завтра поеду это не объясняет... ну полная же дура... Мой инструктор хороший мальчик - он понимает, что меня укачивает, понимает, что мне надо объяснять по три раза и все в картинках, понимает, что мне жарко и я во вьетнамках, в которых нельзя - нога скользит и лучше босиком, (босиком мне нравится даже больше, а он не понимает почему), но если я завтра приду с перебинтованой рукой, его хватит удар тревожного непонимания.
В такую жару мне не читается умных книжек, я запасаюсь журналами, листаю, слушаю шорох страниц. Музыки хочется медленной и убаюкивающей, с очками и бейсболкой срастаешься, не снимаешь их даже после 10 вечера, так спокойней... Бутылка в которой отстаивается вода для полива цветов на балконе сегодня почти закипела. вечером из нее можно было сделать кипяточек для чая. Я хочу дождь, дайте мне дождь.

З.Ы. И, да, чувак, который придумал Кондиционеры, вот от чистого сердца, почек и прочих жизненноважных органов - респект тебе и всяческая уважуха.

@настроение: горячее

@темы: стихи

Попытка быть собой

главная