• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рецензии (список заголовков)
18:02 

внеклассное чтение

Все реки текут...
"Загадочное ночное убийство собаки"

Марк Хэддон

Мне сложно оценивать книги с какой-то другой точки зрения, кроме ощущательной. Если эта книга трогает меня эмоционально, то, как правило, я забиваю на “затянутость”, “ошибки”, отсутствие-присутствие сюжета, завершенности линий и прочее. Меня занимает только персонаж. Я проживаю с ним его жизнь, радуюсь или плачу, ругаю или одобряю... Я не умею по-другому. Вот “Загадочное ночное убийство собаки” именно такая книга, а Кристофер именно такой персонаж. Ему 15, у него аутизм, проблемы в семье, свой особый порядок вещей, любимая математика и вполне счастливая жизнь. А собака... Собаку просто кто-то убил. А все подумали сначала на Кристофера, а потом, ведь это собака, а не человек и расследовать убийство никто не стал. Никто, кроме Кристофера. А потом оказалось, что собака вообще не при чем, а книга о том, как бывает когда у человека аутизм, а надо как-то жить и справлятся с этим. А близкие люди, они ведь тоже предают иногда и приходитя бежать, а значит менять привычный уклад, а одному Богу известно, как это сложно когда тебе 15 и у тебя аутизм.

И, может быть, это тысячу раз повтор и так уже было и кто-то писал об этом, но я не могу относится к Кристоферу по-другому. Слишком он для меня реален почему-то.


"Цитатки"

@настроение: по-прежнему мд

@темы: рецензии

02:19 

what is love

Все реки текут...
"Школа - это суровая необходимость, ничему полезному там не учат."

И вот я подумала, что на самом деле школа учит. Но не тому, чему по идее должна учить. То есть это сопутствующее. А на самом деле она учит выживанию. Такой жестокой борьбе за жизнь среди себе подобных. Потому, что если в детском садике ты еще можешь безнаказанно дать в ухо тому, кто отобрал у тебя совочек, то в школе уже полно особей, жаждущих мести... или просто больных. Господи, такого засилия психологических и психических страшных отклонений, как в школе, среди учителей в основном и на ранней стадии среди детей, нет нигде. Это я вам как учительский говорю. То есть, типо, ответственно заявляю. Я могу назвать двух людей, которым я благодарна. Вот с ходу. Ну, трех. А остальные - это свод разнообразных отклонений, в разных степенях причинивших мне дискомфорт и неудобство. Учительница математики люто ненавидевшая всех девочек просто потому, что они девочки, а ей 60 и она одна. Учитель труда младших классов, навсегда отбивший во мне желание рисовать, лепить и делать разнообразные поделки своим "Господи, какое уродство, ты совсем что ли ничего не умеешь?" на мои жалкие попытки что-нибудь слепить или нарисовать. Учительница биологии-анатомии, чьи уроки люто ненавидел весь класс, потому, что если ты не умеешь нарисовать на доске евглену зелену, рассказать про родину пасльонових или, не дай Бог, про строение клеток, то ты не человек и тебя надо морально убить вот прямо здесь и сейчас, при всем классе - засовывать под ногти каленые иглы - ничто по-сравнению с этим моральным унижением для девочки-подростка. Классная, которая перед самым выпуском испортила нам выпускную газету, которую мы рисовали всем классомм два месяца, а потом пришли наутро, а она вся переделанная, тупо, с вайтаутом поверх старых надписей. "Ей не понравились наши надписи" - все просто...
Одноклассники. Одноклассники это отдельная тема. Жуткая тема, надо сказать. Особенно когда тебе объявляет бойкот весь класс просто за то, что мальчик написал тебе признание в любви, а еще ты учительская дочка. И никто с тобой не разговаривает месяц.И натравливает на тебя своих старших сестер и братьев, которые ловят тебя по углам и обещают отлупить, постричь налысо, весь набор... И весь этот месяц ты играешь в игру "только не зареветь", а к концу становишься дерганой истеричкой. Или вот когда мальчик-одноклассник, который тебе нравится со всей дури лупит тебя с ноги в живот за то, что ты отказалась за него дежурить. А потом при всех натягивает тебе перед контрольной кенгурушку на лицо и завязывает на узел так, что тебе ничего не видно и развязать ты не можешь. А учитель выгоняет тебя из класса и ставит неуд потому, что ты, якобы издеваешься над ним.
Но я усвоила уроки. Я научилась быть одна против всех, на самом деле это совсем не страшно и можно жить. Я научилась давать сдачи словесно сильнее и больнее, чем физически. Вот только рисовать так и не научилась. И ненавидеть еще. Никак не научусь. И слава Богу, наверное.
***
В мире, где полно придурков, приятные люди воспринимаются как уроды — чисто статистически.
***
Если б все было так просто и люди с одними генами всегда бы друг друга любили, существовала бы какая-то элементарная система опознавательных признаков, чтобы они могли друг друга различить в толпе. Например, на лбу у них загорались бы лампочки, или где-нибудь начинало бы тикать, когда поблизости проходил кто-то из родственников. Тогда бы мы знали: вот идет человек, с которым мы связаны кровным родством, даже если раньше его никогда не встречали. И сразу бы в нас рождалась Любовь! К сожалению, дела обстоят иначе. По истории мы постоянно проходим, что люди налево и направо убивают своих матерей, отцов, братьев и сестер ради того, чтобы унаследовать трон или что-то в этом духе.

Да сам Бог, говорят, и тот убил своего единственного сына.

***
А стена, когда с ней заговаривают, невозмутимо молчит. Стена, она такая – ей бесполезно доказывать, что она не права.
***
Мне, пожалуйста, религию с недельным сроком аннуляции заказа, вдруг разонравится!
(с) Катарина Масетти "Между Богом и мной все кончено"

@темы: Музыка, рецензии, словеса

22:59 

книжное

Все реки текут...
Концовка, конечно, офигенная. Не ожидала. Все думала, что автор уже все сказал. Ан нет. Не все. Хорошая книга. В любимые. Интересность можно понять по цитатам. Я читала с карандашиком.

Лайонел Шрайвер "Нам надо поговорить о Кевине". В русском издании "Цена нелюбви".

«Возможно нажать на спусковой крючок арбалета или пистолета не сверхъестественнее, чем потянуться за стаканом воды. Боюсь, оказывается, что перейти в «невообразимое» не сложнее, чем переступить порог обычной комнаты, и в этом, если хотите, весь фокус. Секрет. Как всегда, секрет в том, что никакого секрета нет. Может Кевину даже хотелось похихикать, хотя это не в его стиле; колумбинские подростки хихикали. И как только выясняешь, что нет ничего, что могло бы тебя остановить, - что кажущийся непреодолимым барьер находится всего лишь в твоей голове, - можно снова и снова переступать тот порог, делать выстрел за выстрелом. Как будто жалкое ничтожество провело линию на ковре, которую ты не должен переступать, а ты дразнишь его, прыгая туда-сюда.»

«Прошел месяц, не день. Ни криков, ни улюлюканья, ни лыжных масок, ни обрезов. Они пришли украдкой. Только хруст веточек под ногами, приглушенный первый шлепок краски на нашу роскошную дверь красного дерева, убаюкивающий океанический шелест краски по стеклу, тихая дробь брызг, не громче сильного дождя. На наш дом обрушилась не спонтанная, дикая ярость, а ненависть, кипевшая до тех пор, пока не стала густой и пикантной, как изысканный французский соус».

«Возможно, я предполагала когда-то, что после личного апокалипсиса мелкие жизненные неприятности не будут меня беспокоить. Но это не так. Ты все еще чувствуешь холод, ты все еще отчаиваешься, когда на почте затерялся пакет, и ты все еще раздражаешься, когда тебя обсчитывают в «Старбаксе». Казалось бы, в данных обстоятельствах меня должно смущать то, что я все еще нуждаюсь в свитере или муфте или возмущаюсь по поводу недоданных в сдаче полутора долларов. Однако с того четверга вся моя жизнь окутана таким покровом смущения, что я решила находить в мелких неприятностях утешение, а не символы выживания.»

«Вероятно, в периоды примирения таких пар нереальность пограничной линии способствует ее растворению. Я с завистью представляю, как они это замечают: «Смотри, в комнате ничего нет, один воздух; мы можем дотянуться друг до друга». Однако в нашем случае то, что разделяло нас, было слишком осязаемым, а если его и не было в комнате, оно могло бы войти в любой момент по собственному желанию.»

«...полная зрелость не очень сильно отличается от детства. Оба состояния в своих крайностях подразумевают следование правилам.»

«Прости, но не жди, что я смогу уклониться от этого разговора. Пусть я не знаю, как назвать тот четверг. Злодейское преступление звучит как цитата из газеты, инцидент до неприличия принижает серьезность случившегося, а день когда наш собственный сын совершил массовое убийство, слишком длинно, не правда ли? Однако мне прийдется его как-то называть. Я каждое утро просыпаюсь и каждый вечер ложусь спать с тем, что сделал Кевин. Это мой жалкий заменитель мужа.»

«Казалось, что дому перерезали глотку. Оттенок краски, разлитой дикими пятнами теста Роршаха, был выбран с таким тщанием — насыщеный, яркий, сочный, с пурпурно-лиловым оттенком, что вполне мог быть специально смешан.»

«И меня снедало любопытство. Мне было интересно, что чувствуешь, когда из-за того же угла пискливый голосок зовет «Маммм-МААА». Ты это начал. Так вам дарят единственного слоника из эбенового дерева, а вы вдруг понимаете, что было бы забавно собрать коллекцию.»

И концовка. Одна сплошная цитата...

@темы: рецензии

Попытка быть собой

главная